Расстрел евреев города Рудня

Каждый год в поминальный день папа возил меня в Рудню на могилу расстрелянных четверых Мининых: Ейелы Минина — 57 лет, его второй жены — мачехи моего папы Фани — 53 лет и двух дочерей: Гени — 25 лет и Муси — 17 лет. Сначала за городом была братская могила, потом было перезахоронение, где каждый погибший получил место и мраморную плиту с указанием имени и года рождения и смерти. Дата гибели у всех на этом кладбище одна — 21 октября 1941 года. Папа встречался с друзьями, с соседями — с теми, кто пережил немецкую оккупацию, расспрашивал их о своей семье, и я, 7-летний, слушал и запоминал. Вот несколько трагических историй из моей детской памяти…

Расстрел евреев города Рудня

Муся

Когда немецкий отряд собирал всех евреев городка Рудня, что под Смоленском, для последующего расстрела, бабушка послала 17-летнюю младшую дочку с надуманной просьбой к молочнице в соседнюю деревню в надежде, что молочница приютит девочку и та уцелеет.
Муся прибежала и передала просьбу.
— Посиди, попей молочка, — спокойно сказала молочница.
Девочке пить не хотелось.
— А что там такой шум и крик? — спросила она молочницу.
— Как что? Евреев расстреливают там, — спокойно сказала молочница.
— И моих папу с мамой расстреляют??
— И твоих, — спокойно сказала молочница.
— И я останусь одна?
— Да, куда деваться? Будешь сироткой, — вздохнув, сказала молочница.
— Нет, — ответила девочка, — не буду сироткой, — и, развернувшись, побежала к родителям.
Когда папа вернулся с войны, молочница так же спокойно пересказала ему этот диалог. Второй раз она рассказала при мне, 7-летнем мальчишке. Я смотрел на её лицо — круглое с чуть выпуклыми глазами: на нём не было никаких эмоций. Папа очень любил младшую сестру. И рассказ о ней всегда слушал затаив дыхание, словно слушал саму Мусю. Но через год молочница умерла, и в соседнюю деревню мы больше не ездили.

Альбом

Папиной мачехе Фаине сказали, что по городку идёт отряд фашистов, который собирает евреев в колонну для расстрела. Она побежала через чёрный ход к соседке:
— Маруся, спрячь, закопай два альбома в хлеву. Если Арончик вернётся — отдашь!
— Не волнуйся, Фаня, схожу и закопаю.
Маруся взяла лопату и закопала альбомы, упакованные в холщовый мешок.
Приближался шум толпы евреев, гонимых немцами по улице, и мачеха поскорее вернулась домой. В дом ворвались фашисты и выгнали пинками на улицу всю семью. Взять ничего не позволили, и семья бабушки и дедушки слилась с толпой идущих на расстрел за город в сторону деревни Капустине Конец дороги упирался в огромный противотанковый ров, частично заполненный дождевой водой…
Маруся, худая, невысокого роста женщина, седая, встретила нас хмуро.
— Теть Марусь, не оставили папа с мамой что-либо — записку, вещицу какую-то? — с зыбкой надеждой спросил папа.
— Альбомы какие-то Фаня давала мне, чтоб закопала. Чтоб тебе передать, коли живой вернёшься с войны.
— Так где они? — оживился папа. — Я сам выкопаю. Ой, спасибочки, теть Марусь!
— Да нет их, — мрачно ответила Маруся. — Сожгла я их. Выкопала и сожгла. Не то немцы нашли бы — расстреляли бы всех.
— Так это ж альбомы, бумага, кто смотреть будет…
— Нашли б — расстреляли бы, нашли б — расстреляли бы, — как робот бубнила Маруся.
Папа взял меня за руку и пошёл. Я видел: он шёл и плакал — ничего не осталось от его семьи, даже маленького альбома.
За несколько лет до смерти папа жаловался, что ему снится мама, а лица её не видит. Я пытался через родственников найти хоть какую фотокарточку, но — увы…

Предатель

После войны родственники расстрелянных под Рудней искали предателя — начальника полиции города, подонка по фамилии Коротченков. Того самого, который сопровождал немецкий отряд по городку, показывая дома, в которых жили евреи. Искали подонка по всей России, во все адресные столы отправлялись запросы. Но предатель как в воду канул. Жизнь шла своим чередом. Отец и другие родственники убитых организовали сбор денег на памятник, который заказали у известного смоленского скульптора Ефима Кербеля. Горсовет выделил место для перезахоронения. На вскрытие братской могилы в противотанковом рву собралось множество родных для опознания погибших. Меня папа не взял. Но он рассказал, что, когда вскрыли могилу, неожиданно сверху увидели труп начальника полиции, которого расстреляли последним. Предателя опознали по кожаной куртке, которую он всегда любил носить. У одного из присутствующих не выдержали нервы: он схватил за куртку полуразложившийся труп полицая и стал трясти и что-то кричать. Его успокоили, а потом судмедэксперты приступили к работе.
Наверное, многих интересует: а почему эсэсовцы расстреляли начальника полиции? Эту историю я нашёл случайно в Интернете. Её рассказала уцелевшая еврейская девушка, которую спрятали друзья. Причина расстрела самая банальная — воровство. Кто-то из полицаев донёс, что их начальник скрыл ценности, награбленные у евреев. Видимо, ходил по еврейским семьям и за какую-то мзду обещал спасти.
После убийства всех руднянских евреев командир эсэсовского отряда вызвал из строя начальника полиции и, ударив его кулаком в лицо, в упор расстрелял из пистолета. Перепуганных рядовых полицаев, которые считали, что наступил их черёд, заставили положить труп своего начальника на тела убитых евреев и засыпать ров. Потом фашисты произвели обыск в доме у расстрелянного предателя и забрали всё им награбленное. Семья подонка на следующий день исчезла из городка в неизвестном направлении.
Собаке — собачья смерть.

Мой дядя Мотя

Мой дядя Мотя, Матвей Евельвич Минин, был снайпером, охранял Бадаевские склады в Ленинграде. 26 августа 1942 года фашисты прорвали оборону. А что значит снайперский взвод против батальона пехоты немцев? Взвод был уничтожен. Но дядя Матвей не погиб.
Немцы подобрали раненых и увезли в тыл. Матвей очнулся в кузове грузовика, в котором везли раненых солдат. Подкатился к борту, выкинул военный билет и прочие документы.
Перед отправкой в концлагерь построили всех, кто стоял на ногах. Коммунисты, комиссары, евреи — шаг вперёд! Всех вывели, увели и расстреляли.
К дяде подошёл немец и ткнул автоматом: «Юде?» — «Грузин я», — ответил дядька. Он с детства был очень смуглым и похож на южанина. Немец отошёл. Вдруг к нему подбежал каптёрщик из соседнего взвода и, тыкая пальцем в сторону дядьки, закричал немцу: «Это юде, юде!».
Немец повернулся, внимательно посмотрел на дядьку, достал плётку и располосовал всю физиономию каптёрщика.
В плену Матвею сделали операцию, от которой остался огромный шрам на спине. Матвей был на работах, пытался несколько раз бежать, но неудачно.
Концлагерь освободила американская армия. Дядьке предлагали поехать в Штаты — он отказался. Но говорил: если б знал, что всю семью расстреляли в Рудне, наверное, согласился бы… Слава богу, после плена не посадили, видимо, «помогло» то, что еврей не мог сотрудничать с фашистами: его бы с ходу расстреляли.

Знаете ли вы что…

В противотанковом рву у Смоленского шоссе к августу 1941 года были расстреляны 15-20 евреев, 21 октября — 1000-1200, 27 октября — 100-320, до l9 декабря — ещё 835, 24 февраля 1942-го — 500 евреев.

О расстреле евреев г. Рудни

Из свидетельских показаний Шефтлиной Хаи Абрамовны от 26 октября \ 1943 года: \
«…В июле м-це… немецкие власти организовали перепись населения, при этом было приказано всем евреям сделать жёлтые нашивки на одежде в области правой лопатки.
…Всё еврейское население со всеми своими вещами были согнаны в гетто, где находились под охраной немецких солдат и полицейских… Всего в гетто было собрано около 1200 евреев…
…Учиняемый немцами расстрел евреев 21 октября 1941 года был в противотанковом рву примерно в одном километре от г. Рудня. Лично я видела. В этот день было расстреляно больше 1000 человек.
…24/2-1942 немцы выстроили колонной всех евреев, повели на расстрел к противотанковому рву, там и расстреляли. В этот раз было рас — стреляно свыше 500 человек».

Журнал: Архивы 20 века №3, июнь 2020 года
Рубрика: Свидетели истории
Автор: Евгений Минин

Метки: война, Великая отечественная война, могила, расстрел, Архивы 20 века, казнь, евреи, Смоленск, Рудня




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-