Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Весной 1942 года на западе европейской части СССР не пели птицы — их просто не было. Пустые, безжизненные леса с лежащими повсюду гниющими трупами солдат стали для тех, кому удалось избежать плена, приютом… или ловушкой?

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция

Роковой выступ

Английский публицист Роберт Кершоу в своей книге «1941 год глазами немцев. Берёзовые кресты вместо железных» приводит цитату из письма рядового СС по фамилии Ксиман, отправленного им своей жене в Мюнхен 3 декабря 1941 года: «Мы находимся в 30 километрах от Москвы. Когда выходишь из дому, можно видеть издали некоторые башни Москвы. Скоро кольцо сомкнётся, тогда мы займем роскошные зимние квартиры, и я пришлю тебе такие московские подарки, что тётка Минна лопнет от зависти». Автор этих строк не только не увидел «зимних квартир», он не увидел и следующей весны, оказавшись в рядах тех немцев, которые пытались сдержать наступление советских войск на самом страшном участке фронта. Через два дня в результате контрудара под Москвой, начавшегося 5 декабря 1941 года, в районе Ржева образовался выступ, который немецкое командование считало естественным плацдармом для развития нового наступления на советскую столицу. Осознавая всю опасность этого положения, Ставка распорядилась любой ценой ликвидировать выступ и освободить Ржев.
8 января 1942 года началась Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция, первая из четырёх. В своём приказе командующему Калининским фронтом Сталин предписал взять Ржев «ни в коем случае не позднее 12 января» — меньше чем за неделю. Но выполнение приказа растянулось почти на 14 месяцев, в течение которых несколько командующих и огромные по численности силы пытались взять штурмом позиции противника, упорно державшегося за выступ, нацеленный в сердце Москвы.

Ловушка

В январе 1942 года наступавшим красноармейцам не только удалось прорвать немецкую оборону в 15-20 километрах западнее Ржева, но и освободить несколько окрестных деревень. Однако затем советское наступление выдохлось, а уже в конце января немцы подтянули подкрепления и отбили натиск на Вязьму. Одновременно войска Западного фронта попали в ловушку, их коммуникации были почти полностью перебиты, в результате чего 33-я, 39-я армии и 11-й кавалерийский корпус оказались в окружении. Несколько разрозненных групп солдат пробились к своим, но большая часть осела в лесах вокруг Сычевки, Ржева, Гжатска и Жиздры, пополнив партизанские отряды и став ядром для одного из крупнейших партизанских соединений Второй мировой.

Иссохшая земля

Командующий 9-й армией вермахта Вальтер Модель уже подо Ржевом проявил все свои знаменитые качества «пожарника Гитлера». Он мастерски отражал удары советских войск, но при этом солдат не жалел, а геноцид местных жителей при его руководстве достиг чудовищных размеров. Население Ржева Модель считал обузой. По приказу его подчинённого генерала Вальтера Вайса на центральной площади города вместо памятника Ленину была установлена виселица. Она никогда не пустовала. В Вязьме раненые солдаты РККА содержались в неотапливаемом сарае, смертность достигала 247 человек в сутки. Не довольствуясь этой «естественной убылью», немцы использовали раненых в качестве мишеней на стрельбище, а в деревне Харино просто сожгли 79 наших военнопленных живьём, загнав их в сруб. В Сычёвке после освобождения был найден ров с 3 тысячами присыпанных землёй трупами, среди которых половину составляли мирные жители, а половину — пленные красноармейцы. А ещё во Ржеве был свой концлагерь, там содержались советские солдаты, основной причиной смерти которых был голод.
До войны население Ржева составляло около 56 тысяч человек. К моменту освобождения в марте 1943 года во всём районе в живых осталось лишь 362 человека. И только небольшая часть мирных жителей спаслась у партизан.

Вдовья доля

После начала оккупации 24 октября 1941 года в городе была установлена жёсткая полицейская власть, немцы разделили его на четыре жандармских участка и жителей сразу же заставили работать, при этом никого не кормили. С каждым днём мучительная смерть от голода становилась всё реальней. Издававшиеся в городе агитационные газеты призывали население на борьбу с большевизмом, но каждый, даже невольный участник этой «борьбы» сразу же становился объектом охоты партизан. Жителям приходилось выбирать, с кем они, и любой выбор в их ситуации мог оказаться роковым.
Труднее всего приходилось женщинам. Их судьба в партизанских отрядах была незавидна, особенно у молодых матерей, оказавшихся в лесу с детьми, которые могли выдать себя криком. Их бросали в так называемых бабьих ямах — укрытиях, где они могли переждать опасность. Но эти схроны быстро научились находить немецкие ищейки.
По воспоминаниям участницы подполья Валентины Филипповой, они с напарницами выступали в роли курьеров. В задачи девушек входило донести сообщения штаба партизан до командования Калининским фронтом и доставить обратно приказы армейского начальства. Эту самоубийственную роль брали на себя комсомолки, пробиравшиеся за линию фронта по двое, на случай если одну убьют. Идти приходилось прямо по трупам.

Долины смерти

Участник боёв подо Ржевом Александр Шумилин вспоминал: «Для нас, окопников, война велась не по правилам и не по совести. Противник, вооружённый до зубов, имел все, а мы ничего. Это была не война, а побоище. Но мы лезли вперёд. Немец не выдерживал нашего тупого упорства. Он бросал деревни и бежал на новые рубежи. Каждый шаг вперёд, каждый вершок земли стоил нам, окопникам, многих жизней…». Другой, Пётр Михин, вторит ему в своих мемуарах: «Мы наступали на Ржев по трупным полям… Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, кишат червями, испускают тошнотворный сладковатый запах разложения человеческих тел…».
Потери и Красной армии, и вермахта в Ржевской битве до сих пор не учтены. Но документы 1942 года, ставшие доступными после открытия архивов, а также карты поисковых отрядов позволяют сделать вывод, что «ржевская мясорубка» не имеет аналогов в мировой истории. По разным данным, безвозвратные потери немцев составили до 800 тысяч убитыми и попавшими в плен, а наша армия потеряла больше миллиона человек.

Подвиг, забытый на годы

В книге «1941 год глазами немцев» Роберта Крешоу можно найти и такое письмо солдата Гейнца Мюллера, отправленное им из Центральной России в 1943 году: «Герта, милая и дорогая, я пишу тебе последнее письмо. Больше ты от меня ничего не получишь. Я проклинаю день, когда родился немцем. Я потрясён картинами жизни нашей армии в России. Разврат, грабёж, насилие, убийства, убийства и убийства. Истреблены старики, женщины, дети. Убивают просто так. Вот почему русские защищаются так безумно и храбро».
17 января 1943 года советские войска овладели Великими Луками и Гитлер под угрозой повторения Сталинграда разрешил Моделю покинуть Ржев. 2 марта немцы отступили, а на следующий день в город вошли части 30-й армии Западного фронта. Уходя, немцы загнали почти всё оставшееся население — 248 человек — в Покровскую церковь и заминировали здание. Только чудом советские сапёры успели вызволить людей. Но и сейчас ржевская земля хранит в себе наследие этих 17 месяцев ада: кости непогребённых солдат, тонны искорёженного железа и до сих пор рвущиеся под ногами мины.

Лишние люди

Пополнение партизанских отрядов в ржевских лесах не всем пришлось по нраву. У организаторов партизанского движения в СССР были совсем другие планы.
В мае 1942 года при Ставке был организован Центральный штаб партизанского движения. Эту структуру возглавил любимец Сталина Пантелеймон Пономаренко, а в помощники ему дали наркома внутренних дел оккупированной Украины Василия Сергиенко. Совместно партократы организовали работу партизанского движения по хорошо известной им модели НКВД: все руководители партизан должны были быть членами подпольных обкомов, а командиры боевых подразделений как минимум чекистами в прошлом. Большая часть офицеров, оказавшихся в ржевских лесах после провала Ржевско-Вяземской и первой Ржевско-Сычевской операций, этим критериям не отвечала. Так наши солдаты были преданы дважды. В голодающем крае, где с каждым днём становилось всё меньше пищи даже для оккупантов, они оказались никому не нужны.

Журнал: Все загадки мира №20, май 2020 года
Рубрика: На войне как на войне
Автор: Виктор Аршанский

Метки: СССР, Германия, Великая отечественная война, армия, партизаны, Все загадки мира, РККА, город, 1943, 1941, оккупация, оборона, вермахт, 1942, Вязьма, Великие Луки, Ржев




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.