Советские дети на службе вермахта

К легендам Великой Отечественной относится организованное участие детей в боевых действиях и диверсионной работе на фронтах и в тылу. Не тан давно созданный фильм «Сволочи» повествовал о детском диверсионном отряде, сформированном в тылу Красной армии из подростков, относящихся к категории «трудных». Используя шпионскую романтику, инструкторы будущих диверсантов добились желаемого. Якобы подростки-подрывники, заброшенные в тыл к немцам, сумели уничтожить важный объект гитлеровцев. Все это досужие выдумки сценариста и работа оборотистого режиссёра — таких спецподразделений в Красной, а затем Советской армии не было. А вот у фашистов — были. Причём немцы специально подбирали беспризорных мальчишек. Но сначала расскажем о самой организации «Цеппелин», созданной начальником Главного управления имперской безопасности Гиммлером.

Фото: советские дети на службе вермахта

СД идёт к подросткам

В этом контрразведывательном учреждении (СД), хорошо известном читателю по киносериалу «Семнадцать мгновений весны», в начале 1942 года появился специальный орган военной разведки и контрразведки «Цеппелин», в задачу которого входила глубокая диверсионная работа. А в ближнюю прифронтовую полосу с начала войны лазутчиков забрасывал другой специальный орган — «Валли 2». Но ход боёв подсказывал фашистским стратегам, что возрастающее сопротивление русских подпитывается из глубокого тыла самоотверженным трудом народа. И этот труд требовалось «компенсировать» взрывами на железной дороге, уничтожением опор ЛЭП и выводом из строя других стратегических объектов. Немцы создали специальные зондеркоманды и подчинённые им диверсионные школы и лагеря. В августе 1942 «Цеппелин» производил подготовку свыше 2000 агентов-диверсантов. А к концу года одновременно проходили подготовку уже более 10 тысяч «учеников», готовых взрывать мосты, минировать дороги, убивать группы военнослужащих, разлагать местное население. Но кадровый вопрос у «учителей» стоял остро — кто бы занялся подобной работой?
Сначала вербовщики из «Цеппелина» попробовали набрать взрывников из числа военнопленных. Такими группами, как правило, руководили белоэмигранты. Но вскоре руководители фашистской разведки с раздражением отметили, что коммунистическая идеология оказалась слишком живучей среди военнопленных, которые сразу после пересечения линии фронта предпочитали сдаваться. Больше половины диверсантов-военнопленных являлись с повинной, убивая при приземлении руководителей групп. Попробовали в «Цеппелине» сделать набор из среды уголовников в надежде на то, что эти кадры имеют определённую склонность к совершению преступлений и в случае чего «не подкачают». Расчёт на это тоже провалился, поскольку воры и бандиты вовсе не торопились отдавать жизнь за фюрера.
И тогда у гитлеровцев возникает план: использовать в качестве диверсантов детей. Они рассчитывали на то, что подростки не привлекут внимание советской контрразведки. И население в тылу будет снисходительно относиться к беспризорникам, потерявшим отца и мать. Кому придёт в голову, что мальчишка, который играет на железнодорожной насыпи, на самом деле закладывает мину под рельсы?

Здесь можно всё!

Первая детская диверсионная школа «Цеппелина» была организована в Гемфурте, в районе города Касселя. Специальные команды СД рыскали по концлагерям, оккупированным сёлам и городам. Детей отбирали у родителей силой, при этом нередко сопротивлявшихся отца или мать убивали на глазах будущего «ученика». Основную детскую массу поставляли детские дома, которые не успели эвакуироваться. Заходя в такой детдом, немецкие контрразведчики первым делом расстреливали воспитателей, а с ними истощённых и больных детей. Крепеньких же увозили. Проявленная при наборе детей жестокость должна была способствовать тому, чтобы малолетние диверсанты воспитывались в соответствующем духе. В классах школы отобранным подросткам вдалбливали в головы, что они дети великой Германии, что советские войска разгромлены и отступают. Скоро везде будет новый немецкий порядок. Для создания ложных расовых представлений детей «воспитывали» в атмосфере культа силы. Под опекой заботливых инструкторов мальчикам позволяли делать все то, что бы им запретили их мамы и папы. В школах поощрялось не только «безобидное» курение, но драки и доносительство, детей учили быть коварными — уметь предавать, быть мстительными и жестокими. Само собой — учили азам борьбы, ножевого боя, стрельбе из оружия, умению закладывать мины.
Действительно, подобные новации пагубно сказываются на детской психике. Ребёнок становится неуравновешенным, живёт с потерей социальных и нравственных ориентиров. Дети становятся роботами, готовыми выполнить самый абсурдный приказ. Они готовы взорвать бомбу, убить много людей и не содрогнуться при этом. На это и рассчитывали их воспитатели — на «одноразовое» применение детского преступного контингента.

1 сентября — страшный день календаря

Два дня, 29 августа и 1 сентября 1943 года, руководители «Цеппелина» потирали руки. В ночь на эти числа большую группу детей сбросили на парашютах в тыл Красной армии на большой территории — на полосе длиной от Калинина до Харькова. Парашюты были тёмного цвета, чтобы упростить их маскировку в лесах. В целях мимикрии все заброшенные дети были одеты в поношенную гражданскую одежду, но в рюкзачках у каждого имелись мины, замаскированные под куски каменного угля. С виду — кусок как кусок, но этот взрывоопасный уголь дети должны были подбрасывать в тендеры паровозов или на склады с углём. Однако расчёт немцев на этот способ диверсии тоже провалился.
Можно процитировать документ, написанный сотрудниками военной контрразведки Красной армии для Ставки Верховного главнокомандующего. «Сообщение о явке двух диверсантов-подростков. 1 сентября 1942 года в штаб воинской части города Плавска Тульской области явились два подростка: Михаил Титов, 15 лет, и Пётр Сиваков, 13 лет. Они заявили, что заброшены вместе с другими диверсантами-подростками для подбрасывания взрывчатки в тендеры паровозов. Обучались на даче под городом Касселем. Михаил Титов показал: «Почти все бывшие детдомовцы, зная, что им надо будет совершать диверсии, договорились втихомолку не выполнять задания немцев, не вредить своим, а сразу явиться в любой штаб Красной армии и всё рассказать».
Эта предварительная договорённость детдомовцев, прошедших жестокую школу ненависти, на практике выдержала испытание. Вместе с парашютами и взрывчаткой заброшенные диверсанты, все как один, пришли в воинские части, милицию, органы государственной безопасности и рассказали о себе, о товарищах, школе и её преподавателях, которые их обучали.

Ликвидация школы

К тому времени органы государственной безопасности СССР уже не только знали структуру диверсионной подготовки противника, приёмы и методы его работы, но и были осведомлены о важнейших планах и оперативных мероприятиях гитлеровской диверсионной службы. Искусство советских контрразведчиков находилось на такой высоте, что позволило сотрудникам внедряться в руководящие органы вражеской спецслужбы, в её школы, чтобы дезорганизовать, а затем и разложить их деятельность.
Советское командование решило ликвидировать детскую диверсионную школу, которая к тому времени передислоцировалась в Польшу. Туда был послан наш разведчик, который занял высокое положение среди преподавательского состава. Разведчик сумел склонить на свою сторону заместителя начальника школы. Под предлогом выхода на полевые учения он сумел вывести всех курсантов школы в расположение войск Красной армии.
Узнав о провале «детской темы», Гиммлер был взбешён и до того напуган, что не решился докладывать о фиаско Гитлеру. С того момента от использования детей немцы отказались.

Журнал: Тайны 20-го века №28, июль 2010 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Александр Агалаков





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —