В одном из интервью Герой Советского Союза генерал-майор авиации в отставке Сергей Крамаренко рассказал о том, как в октябре 1950 года в его 176-й ГИАП (гвардейский истребительный авиаполк) приехал заместитель командующего авиацией Московского военного округа генерал-майор Михаил Редькин и сообщил, что американская авиация ровняет с землёй целые города в Северной Корее, гибнут тысячи мирных жителей и что настало время лётчикам Советского Союза показать вчерашним союзникам, что небо Кореи принадлежит не им.

Битва за мост Ялуцзян и аэродром Намси

Советские МиГи против В-29: Чёрный день для ВВС США

В бой идут одни «старики»

Однако напрямую вмешаться в конфликт СССР не мог. Дело в том, что Совет безопасности ООН под давлением США разрешил применить против Северной Кореи «миротворческие войска ООН». Что собой представляли эти миротворцы? А это были войска США, Англии, Австралии и их ближайших сателлитов. Как говорится, сами разожгли войну и сами же отправились «миротворствовать». Как удобно! Неудивительно, что никто из социалистических стран не поддержал резолюцию ООН, а представитель Чехословакии вообще назвал решение незаконным.

Но СССР не мог бросить дружественный народ КНДР на произвол судьбы. Не имея возможности вмешаться в конфликт официально, Советский Союз объявил призыв добровольцев. Из 176-го ГИАП отобрали 32 лучших пилотов, в основном фронтовиков, самым сильным из которых был Сергей Крамаренко, на счету которого было 10 сбитых немецких самолётов. Добровольцев из всех полков объединили в 64-й истребительный авиакорпус (ИАК) в составе двух дивизий.

Одной из этих дивизий, 324-й, командовал легендарный советский ас трижды Герой Советского Союза полковник Иван Кожедуб, на счету которого, кроме 62 сбитых немецких самолётов, было ещё и два американских «мустанга», атаковавших его Ла-7 по ошибке. Ну, вот, Кожедубу и пришлось заставить союзников «подучить матчасть» в плане опознавания силуэтов в воздухе.

Поскольку официально СССР в войне не участвовал, чтобы скрыть наличие в зоне конфликта советских ВВС, командованию пришлось пойти на некоторые хитрости. Так, на все советские истребители МиГ-15 были нанесены опознавательные знаки Северной Кореи и Китая, а радиообмен лётчикам пришлось вести по-корейски. Во время боя пилот должен был одним глазом смотреть на бумажку с русской транскрипцией десятка команд, записанных по-корейски.

Впрочем, как позже вспоминал Крамаренко, американцы довольно быстро поняли, кто бьёт их в воздухе — ни корейские, ни китайские лётчики не обладали на то время таким мастерством, как советские. Поэтому скоро радиообмен вёлся уже на русском, а точнее — на русском матерном.

Чёрный четверг

На 12 апреля 1951 года американцы запланировали один из самых масштабных налётов: 48 бомбардировщиков В-29 Superfortress под эскортом почти полутора сотен истребителей. В их задачу входило уничтожить мост через реку Ялуцзян с помощью многотонных бомб с радиокомандным наведением.

Допустить этого было никак нельзя, мост имел стратегическое значение — именно через него шло снабжение всей северокорейской армии. На перехват армады американцев вылетело 44 МиГ-15 из 157-го и 196-го ИАП с задачей — не связываясь с истребителями, атаковать боевые порядки бомбардировщиков, не допустить уничтожения переправы.

Советские лётчики настигли противника в 9:37, начался бой. А через девять минут бой закончился. По воспоминаниям американцев, это был не бой, а бойня.

В тот день, вспоминал Сергей Крамаренко, МиГ-15 сбили 12 «летающих крепостей» и пять истребителей. Тогда он и подбил своего первого американца. В задачу его группы входило сковать боем истребительное прикрытие, чтобы ударная группа могла работать без помех. Самолёт Крамаренко резким разворотом с набором высоты врезался в боевые порядки американцев. Те, уверенные в своём превосходстве, не ожидали нападения и не сразу среагировали на угрозу. Это позволило Крамаренко с ходу второй очередью поразить ведущий «Тандерджет»; F-84 задымил и свалился в штопор.

Первая же схватка показала, что американские F-80 «Шутинг Стар» и F-84 «Тандерджет» значительно уступают советским МиГ-15, особенно это касалось вооружения. На наших истребителях стояло две 23-мм пушки и одна 37-мм, американские же истребители вооружались пулемётами М2 калибра 12,7 мм. Это позволяло нашим Мигам открывать огонь с большей дистанции и поражать самолёты противника 2-3 снарядами. В результате МиГ-15 мог вести огонь с 800 метров, а американские истребители — с 400. «Летающие сараи», как наши лётчики называли В-29, МиГ-15 расстреливал практически в упор, с 300-400 метров. Промахнуться по 50-метровой громадине было сложно.

Впрочем, одно преимущество у американцев было. Дело в том, что большая часть боёв шла вдоль побережья, а летать над морем нашим лётчикам категорически запрещалось. СССР не участвовал в войне официально, а в Жёлтом море господствовал американский флот. Случись что, и сбитый пилот мог попасть в руки противника, и тогда 14 международного скандала было не избежать. Поэтому американцы быстро поняли, что можно убегать в сторону моря, чтобы оторваться от преследования. Убегать они научились быстро.

Чёрный вторник

30 октября 1951 года американские ВВС запомнят надолго, этот день в США называют «чёрным вторником». В этот день 21 бомбардировщик В-29 вылетел, чтобы нанести удар по корейскому аэродрому в Намси. Их прикрывали примерно 200 истребителей. На перехват армады вылетело 56 МиГ-15.

Согласно данным РЛС, следивших за воздушной обстановкой, стало известно, что эскорт из истребителей вылетел с опозданием и сильно оторвался от бомбардировщиков. Кроме того, американцы не выделили никаких групп для того, чтобы связать боем советские истребители в случае их атаки.

Поэтому советское командование решило изменить тактику. Все имеющиеся в наличии Миги должны были бить по бомбардировщикам, не обращая внимания на истребители. Действовать предполагалось не одной группой, а разбившись по парам с возможностью индивидуального выбора целей. Все это позволило нашим истребителям действовать максимально эффективно.

Американские бомбардировщики были перехвачены нашими МиГ-15 на подходе к цели. 22 пары (непосредственно участие в бою приняли 44 самолёта из 56) истребителей на скорости в 1000 км/ч стремительно спикировали на строй В-29 и проредили его огнём 132 орудий.

Это была сокрушительная атака. С первого же захода удалось сбить 12 бомбардировщиков, больше половины из участвовавших в налёте. Огромные четырёхмоторные машины вспыхивали, разламывались на части, а их горящие обломки огненным дождём падали на землю. Небо запятнали десятки парашютов. Но далеко не всем удалось спастись. Как позже показал один из американцев, вернувшийся из плена, на всех самолётах, даже на тех, кому удалось вернуться, были убитые и раненые. Сразу после атаки те из В-29, что ещё держались в воздухе, сбросили бомбы, чтобы облегчить машины, и повернули к спасительному побережью, которое находилось всего в 20 км. На аэродром Намси не упало ни одной бомбы. Кроме 12 бомбардировщиков в том бою было потеряно ещё четыре истребителя F-86 «Сейбр». Потери советской стороны составили один МиГ-15, сбитый в воздушном бою с американским «Сейбром» над территорией Китая.

Причины потерь

Основная ошибка американцев заключалась в том, что хотя В-29 летели по маршруту, исключающему их обнаружение советскими РЛС, их сопровождала большая группа истребителей на высоте 8 км. И вот эти-то истребители и засекли наши радары. Несложно догадаться, что 200 истребителей просто так не летают. Следовательно, они сопровождают бомбардировщики, которые держатся ниже их.

Дальше было дело вычислений. Истребители США шли со скоростью 720-800 км/ч зигзагообразным курсом с общей осью движения. Расчёты показали, что они сопровождают какую-то цель, летящую со скоростью 400 км/ч. А это была как раз крейсерская скорость «летающих крепостей». Следовательно, пришло к выводу советское командование, с восточного побережья идёт большая группа бомбардировщиков в сопровождении истребителей.

Кроме того, американцы допустили ещё одну ошибку. Они не учли, что их армаду могут обнаружить и перехватить до подхода к цели. Те, кто спланировал операцию, полагали, что В-29 будут обнаружены только перед атакой, а когда советские истребители начнут взлетать и набирать высоту, их встретят американские «Сейбры». Однако перехватив американский радиообмен, советское командование совершенно точно определило цель — корейский аэродром в районе Намси, расположенный вблизи аэродрома, на котором базировались советские истребители. Поэтому, когда F-86 выходили в район реки Аньдун в ожидании наших Мигов, те уже заходили в атаку на американские бомбардировщики.

Победы задним числом

Неся огромные потери от атак советских истребителей, американцы, чтобы как-то оправдаться, опустились до лжи. В будущем они будут это делать всё чаще и чаще. Так, например, в победных реляциях они постоянно сообщали о том, какие потери несут советские ВВС от огня В-29. На деле же наши Миги практически не замечали сопротивления со стороны американских бомбардировщиков.

Дело в том, что сбить из 12,7-мм пулемёта, установленного в турели, стремительно атакующий реактивный самолёт практически невозможно. Прежде всего пушки МиГ-15 могли поражать огнём В-29 с большой дистанции, не входя в зону действий его оборонительного вооружения. А очередь 23- и 37-мм снарядов буквально разрывала бомбардировщик пополам. Кроме того, счётно-решающие устройства, так же как механизмы поворота пулемётных установок, не могли обеспечить эффективное наведение и сопровождение цели, скорость сближения с которой составляла 160 м/с. Всё-таки В-29 создавались для другой войны. Атака МиГ-15 занимала не более 4 секунд, нанести какой-то серьёзный урон за это время бомбардировщик не мог.

Также война в Корее выявила и невысокую живучесть широко разрекламированных В-29. Оказывается, скидывать атомные бомбы на города и вести бой с равным или превосходящим противников — это не одно и то же. Вторую мировую войну В-29 застали уже под конец, когда авиация Японии была практически уничтожена, а свои бомбовые удары они наносили с высоты недоступной даже для зенитных орудий. Неудивительно, что слабые места в конструкции самолёта вылезли только во время корейской войны.

Ну а «чёрный вторник» в ВВС США отметили недельным трауром по погибшим пилотам. И ещё трое суток ни один самолёт не появлялся в зоне действия советской авиации. Этот бой заставил американское стратегическое командование отказаться от всех планов по атомным бомбардировкам СССР. Проиграв несколько сценариев на картах, в Пентагоне убедились, что 55% их самолётов будет сбито ещё на подходе. А остальные уже в районе цели. Сбросить атомную бомбу смогут единицы. Таким образом, советские лётчики в небе Кореи спасли нашу страну от возможной ядерной войны.

Источник: издание Война и Отечество №11, ноябрь 2022 года
Рубрика: Россия в войнах и конфликтах
Автор: Алексей Косарев


Метки: СССР, река, самолёт, сражение, Война и Отечество, США, ВВС, бой, аэродром, истребитель, КНДР, Корея, мост, бомбардировщик, Корейская война, Кожедуб


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта