Советские партизаны в Норвегии

Много лет назад в столице Норвегии Осло был установлен памятник советским воинам, павшим при освобождении страны викингов от фашистской оккупации. Надпись на памятнике гласит: «Норвегия благодарит вас»…

Фото: советские партизаны в Норвегии

Русские в Норвегии

9 апреля 1940 года Норвегия, вопреки объявленному её правительством нейтралитету, была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Руководство страны во главе с королём Хоконом VII эвакуировалось в Британию.
Гитлера Норвегия интересовала по многим причинам: во-первых, в этой стране находился единственный в мире завод по производству тяжёлой воды, необходимой для создания атомной бомбы. Во-вторых, с её территории было очень удобно держать под контролем полярные зоны Советского Союза и наносить бомбовые удары по северным русским портам. И, наконец, Норвегия обладала большими запасами стратегического сырья.
Для добычи этого сырья целые эшелоны попавших в плен советских солдат отправлялись фашистами в маленькую холодную страну…
Осенью 1944 года Красной армией в ходе Петсамо-Киркенесской операции был освобождён город и порт Киркенес, расположенный на берегу Баренцева моря, и весь крайний север Норвегии — это общеизвестный факт. Но мало кому известно, что задолго до прихода регулярных советских войск на территории королевства фьордов при поддержке местного движения Сопротивления активно боролась с нацистским режимом целая русская армия. Как она там очутилась?
Эта армия, отличавшаяся высокой боеспособностью и железной дисциплиной, состояла из бежавших с гитлеровской каторги советских солдат и офицеров. Командовал ею бывший разведчик, начальник Информационного управления ГРУ подполковник Василий Андреевич Новобранец.

Короткая война

Прямо из управления ГРУ, чудом избежав репрессий (от расстрела — спасла» начавшаяся война), новобранец оказался на фронте. Он был назначен начальником разведотдела Шестой армии, расположенной под Львовом…
Однако война для Новобранца формально закончилась через пару месяцев. В своих мемуарах он пишет: «Последнюю разведывательную сводку я выпустил 3 августа. В ней устанавливалось, что против нас действуют 17-я и 11-я немецкие армии и танковая армия Клейста. Это было почти втрое больше того, что имелось в усталых остатках 6-й и 12-й армий. Первое время обе армии, оказавшиеся в одном котле, не имели даже единого командования. Только 5 августа было создано общее командование — всей группой окружённых войск стал командовать командующий 12-й армии генерал-майор П.Г. Понеделин. Разведотделам обеих армий было приказано уточнить группировку немецких войск по обводу окружения и выявить наиболее слабые места в обороне противника. Однако результаты проведённой разведки были неутешительные: везде было слишком большое превосходство противника. В то же день мы, разведчики, приступили к уничтожению секретных документов».
Соседям и товарищам по несчастью, остаткам 4-го мехкорпуса под командованием Андрея Власова, удалось вырваться из окружения. Новобранцу — не удалось. «Командующий армии генерал И.Н. Музыченко сел в танк и уехал в неизвестном направлении. Исчезли и оба члена Военного совета Грищук и Попов. Уехал в танке начальник штаба армии комбриг Иванов и начальник оперативного отдела полковник М.А. Меандров. В общем, штаба не существовало»…
Так Василий Новобранец попал в фашистский плен.

Марш по лагерям

Все четыре года плена, «кочуя» из одного «трудового» лагеря в другой, подполковник Новобранец скрывал от немцев своё звание и должность и при этом активно создавал в концлагерях очаги Сопротивления. Последним его пристанищем стал известный наиболее жестоким режимом по отношению к заключённым лагерь, расположенный на территории Норвегии.
Но и здесь, несмотря на невыносимые условия и ежедневный адский труд, Василию Новобранцу удалось создать и возглавить подполье. Более того, вновь организованной ячейке удалось связаться с норвежскими антифашистами и с их помощью организовать в лагере восстание.
В один прекрасный день немецкий концлагерь закончил своё существование. Оружия, захваченного у охраны, было достаточно, чтобы вооружить батальон. После чего первая на территории Норвегии советская воинская часть отправилась на освобождение других военнопленных. Вскоре батальон вырос в полк, затем перерос в дивизию и, наконец, превратился в настоящую, хорошо вооружённую армию с грамотными командирами и бесстрашными солдатами. Воюя в содружестве с норвежским Сопротивлением, эта армия задолго до капитуляции Германии сумела очистить страну фьордов от гитлеровцев, после чего разместилась гарнизонами по стране.
Бывший военнопленный, а ныне командующий самостийными войсками Василий Новобранец пользовался огромным авторитетом у норвежцев. С большим уважением относился к нему и возвратившийся в страну король Норвегии Хокон VII.

Путь к дому

Неясно было только одно: что делать дальше? Сразу после восстания Новобранец пытался связаться с советским правительством, но так и не получил никаких чётких указаний. Уже закончилась война, подписан акт о капитуляции Германии, а его войска так и стоят в Норвегии, не зная, как им вернуться домой.
Наконец Новобранец обратился к самому корол ю Хокону VII с п росьбой обговорить с правительством СССР вопрос об эвакуации его солдат. Король быстро согласился, ведь присутствие хорошо вооружённых русских на территории королевства смущало его самого, и он написал Сталину письмо. В ответ прибыла советская военная миссия с генерал-майором Петром Ратовым во главе…
«У меня сложилось впечатление, — вспоминал Василий, — что кто-то в Советском Союзе боится моей армии. И я повёз Ратова по гарнизонам, чтобы он убедился, что это не заговорщики, а обычные советские люди, истосковавшиеся по родному дому и мечтающие только о нем. Ратов дал о нас благоприятную информацию и несколько раз повторял её.
Но прошло ещё почти три месяца, прежде чем за нами пришли корабли».
На кораблях, как ни странно, помимо моряков, присутствовала большая группа сухопутных солдат и офицеров. И вели они себя довольно грубо, не как солдаты, а скорее как охранники. Всё оружие у «норвежцев» было немедленно отобрано, сам Василий Новобранец был изолирован от своих бойцов в отдельной каюте.
«Когда мы прибыли к месту разгрузки, мне предложили сказать солдатам, что сразу домой их отпустить не могут, что они должны пройти через карантинные лагеря. Власти должны убедиться, что в их ряды не затесались шпионы, диверсанты, изменники Родины. Я должен был призвать их к покорности своей судьбе. И я это сделал. А потом со слезами на глазах стоял у трапа и смотрел, как гордых и мужественных людей прогоняли к машинам, по коридору, образованному рычащими овчарками и вооружёнными людьми, никогда не бывавшими в бою и не видевшими врага в глаза. Затем увезли и меня».

Второе возвращение

Почти десять лет «проверяли» Новобранца в северных советских лагерях. И только случай спас ему жизнь.
Во-первых, умер Сталин, во-вторых, в 1954 году из Норвегии приехала рабочая делегация и в её составе несколько человек из руководства норвежского Сопротивления, лично знавших Василия. Вот они-то и потребовали у председателя Совета министров СССР встречи с ним.
В кратчайший срок Василия специальным самолётом доставили в Москву, восстановили в армии, присвоили воинское звание полковника, после чего устроили встречу с его норвежскими друзьями.
Далее всё складывалось довольно удачно. Восстановленный в звании Василий Андреевич Новобранец повторно отучился в Академии Генштаба, с честью служил Родине и умер в 1984 году. Но его мемуары, касавшиеся освобождения Норвегии и «службы» королю Хокону VII, до сих пор покрыты тайной.

Журнал: Тайны 20-го века №51, декабрь 2009 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Виктор Николаев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —