Среди вьетнамских почтовых марок есть одна довольно необычная: на ней изображён тонущий после взрыва американский авианосец. Эта марка выпущена в честь знаменитой операции вьетконговского спецназа, когда в 1964 году в порту Сайгона был подорван авианосец «Кард», отличившийся во Второй мировой войне. Эта диверсионная операция имела большой пропагандистский эффект для Вьетконга.

Диверсия Вьетконга против авианосца США

Спецназ Вьетнама против американского авианосца

Рекордсмен по уничтожению нацистских субмарин

Ночью 2 мая 1964 года в порту Сайгона прогремел взрыв, и на мгновение стало светло как днём. Это увенчалась успехом диверсионная операция вьетконговских спецназовцев по подрыву американского авианосца «Кард». Хотя американцы довольно быстро смогли отремонтировать «Кард», эта операция имела большой пропагандистский эффект для всего Северного Вьетнама. Авианосец «Кард» был заложен на верфи судостроительной компании «Сиэтл-Такома» в городе Такома (штат Вашингтон) 27 октября 1941 года. 27 февраля 1942 года корабль спустили на воду. Своё название корабль получил в честь одного из проливов во Флориде, к югу от Майами. Если сначала «Кард» планировалось использовать как авиатранспорт, то с августа 1942 года его перестроили во вспомогательный авианосец. Первое своё боевое задание корабль успешно выполнил в мае 1943 года, доставив самолёты для американских частей, осуществлявших высадку в Марокко.
В середине лета 1943 года «Карду» опять изменили его предназначение, он стал эскортным авианосцем и 27 июля отправился в боевой поход во главе авианосной противолодочной группы в поисках фашистских подлодок. Только за август самолёты «Карда» отправили на дно в районе Азорских островов четыре немецких субмарины. Во втором походе (25 сентября — 9 ноября) авианосной группе удалось уничтожить ещё две фашистских подлодки. Далее были ещё два боевых похода. В целом на счету «Карда» оказалось восемь уничтоженных подлодок; если же суммировать все субмарины, отправленные на дно при его участии, то их количество вырастает до 11.
Согласно этим результатам, «Кард» по показателю уничтоженных субмарин оказался на втором месте среди всех боевых кораблей. Первое же место занял американский авианосец «Боуг» с 13 потопленными субмаринами; кстати, он был одной серии с «Кардом». В последующих боевых походах удача отвернулась от «Карда»: ему больше не удалось уничтожить ни одной немецкой подлодки. После ремонта в феврале 1945 года он стал выполнять транспортные функции. По итогам войны «Кард» удостоили знака отличия президента США и трёх звёзд за службу.
В мае 1946 года «Кард» вывели из боевого состава флота в резерв, активная служба для корабля началась только в 1958 году, когда у американцев возникли проблемы во Вьетнаме. Корабль стали активно привлекать для транспортировки во Вьетнам различной авиационной техники. Также корабль перебрасывал войска, боеприпасы и военную технику для сайгонского режима в Южном Вьетнаме и нужд американской армии.

Лучшая цель для диверсии

В транспортировке различных грузов, в том числе и авиационной техники, участвовал не только «Кард», но и бывший авианосец «Коур». На тот момент оба корабля особой боевой ценности уже не представляли. Однако большие плоские палубы бывших авианосцев давали возможность для перевозки боевых самолётов и вертолётов, а в их ангарах можно было транспортировать значительное количество боевой техники.
Прошло немного времени, и рейсы этих бывших авианосцев стали привычными для портовых рабочих Сайгона. Поочерёдно «Коур» и «Кард» прибывали в порт, подвозя технику, боеприпасы и снаряжение. Неудивительно, что именно эти корабли привлекли внимание командования Вьетконга, которое приняло решение потопить один из них. Осуществить эту операцию поручили бойцам 65-й группы специальных операций армии Северного Вьетнама. Ответственным за диверсию был назначен 27-летний Лам Сон Нао.
Стоит отметить, что в Южном Вьетнаме значительная часть населения поддерживала Вьетконг и Северный Вьетнам. В своё время Де Голль якобы сказал президенту США Кеннеди, предупреждая его насчёт войны во Вьетнаме, следующие слова: «Вы не можете победить, у нас были лучшие убийцы в мире, но мы не смогли победить». Возможно, французский политик имел в виду участие в войне солдат Французского иностранного легиона, в рядах которого воевало немалое количество бывших солдат вермахта.
Лам Сон Нао не воевал на фронтах Второй мировой, но война всё равно пришла к нему в дом. Он родился в Сайгоне и из-за бедственного положения своей семьи уже в 17 лет пошёл работать. Немало его родственников и знакомых погибли от рук французов: неудивительно, что его переполняла ненависть к иностранным оккупантам. Французов сменили американцы, но никакой разницы между ними Лам Сон Нао не видел. И тех и других он считал поработителями своего народа, против которых надо было сражаться с оружием в руках. Охваченный военным пылом молодой вьетнамец вступил в ряды Вьетконга, а вскоре его отправили на курсы диверсантов. Немногие знают, что Вьетнам одним из первых в мире обзавёлся своими силами специальных операций «Дак Конг». В частях специального назначения проходили обучение бойцы армейского спецназа («Дак Конг бо»), боевые пловцы («Дак Конг нуок») и диверсанты-подпольщики («Дак Конг бьёт донг»). Подготовку по третьему из курсов в 1963 году и прошёл Лам Сон Нао, которому поручили взорвать американский авианосец.

Первый блин комом

Во многих статьях, посвящённых этой диверсии вьетнамского спецназа, она описана довольно упрощённо. Через канализацию её исполнители проникли в порт, далее один из них заминировал корабль, тем же путём они ушли обратно, грянул взрыв, и авианосец получил серьёзные повреждения. Короче, раз-два и готово! Однако для осуществления этого задания пришлось преодолеть немало препятствий, было даже неудачное минирование, о котором обычно не пишут.
Вновь оказавшись в Сайгоне, Нао, получивший особую подготовку, был назначен командованием Сайгонской районной организации Вьетконга командиром 65-й группы специальных операций. В неё входили несколько подготовленных добровольцев. Основными задачами отряда были разведка и диверсии в порту Сайгона. Отец Нао, работавший в порту, помог устроиться туда своему сыну. Теперь Нао имел возможность свободно передвигаться по его территории и заниматься сбором полезных сведений.
Хотя разведка и была главной задачей группы, командование осенью 1963 года поставило перед ней совсем иную цель — подорвать бывший авианосец «Коур». Нао, получивший приказ, стал планировать, как лучше осуществить диверсию. Он лично изготовил самодельное взрывное устройство, которое включало в себя два заряда общим весом почти в 80 кг. Поскольку одному работать с такой штукой было невозможно, пришлось привлечь к операции другого диверсанта, Нгуена Ван Кая, в задачу которого входило помочь дотащить заряды до корабля, остальное проделал бы Нао.
Теперь оставалось добраться с зарядами до корабля, а вот это было почти невыполнимой задачей. Охрана порта производила тщательный досмотр всех вьетнамцев, работавших там: помимо охранников на территории было немало солдат. Была ещё одна проблема: согласно приказу, при взрыве не должен был пострадать ни один из вьетнамских рабочих. Значит, операцию нужно было проводить ночью.
Как же доставить заряды до воды? Этот вопрос мучил Нао. На выручку пришёл отец: он вспомнил, что под территорией порта проходит канализационный тоннель длиной около 2 километров. После разведки тоннеля Нао выяснил, что по нему вполне можно протащить мину в порт. Однако возникла ещё одна проблема: по этому канализационному тоннелю в океан сбрасывались отходы химического производства, опасные для здоровья. При попадании жижи из тоннеля в глаза можно было потерять зрение.
И всё же Нао решил пробираться в порт через тоннель. Вечером 29 декабря 1963 года Нао и Кай благополучно протащили по нему заряды в порт. Далее Нао укрепил заряды на корабле и поставил на них таймеры на 19:00. Потом они пробрались обратно и стали ждать взрыва, но его, увы, не последовало. Нао тяжело переживал провал, он был уверен, что мину рано или поздно обнаружат, а это приведёт к усилению мер безопасности в порту и диверсию уже нельзя будет провести. Вот поэтому он решил деак-тивировать мину и снять её с корабля. Они опять проползли в порт по вонючему тоннелю, Нао добрался до мины и снял её. В одном из интервью он рассказал: «Я обдумывал два варианта. Первый — бомба взорвётся, когда я её трону, и я погибну. Это было приемлемо. Второй — меня поймают с взрывчаткой. И вот этого я боялся». К счастью, мина не взорвалась, диверсанты протащили её обратно через тоннель и спрятали в надёжном месте. Увы, Каю не повезло: токсичная грязь все же попала ему в глаза.

Мощный взрыв потряс порт

Провал операции обошёлся для Нао без каких-либо негативных последствий. Выяснилось, что заряды не взорвались из-за некачественных батареек в таймерах. Теперь оставалось ждать нового транспорта, чтобы провести диверсию. Только через четыре месяца поступила информация, что 1 мая 1964 года в порту Сайгона появится другой бывший авианосец «Кард», однотипный с «Коуром». Нао стал готовиться к операции. После попадания в глаза токсичной грязи в тоннеле у Кая были проблемы со зрением, так что вместо него пришлось взять другого бойца — Нгуена Фу Хунга. На этот раз Нао планировал установить две мины, одна из которых была снаряжена американской взрывчаткой С-4. Он тщательно проверил взрывные устройства и был уверен в их надёжности. Оставалось только доставить мины к кораблю.
Тоннель выходил к реке уже за пределами порта, Нао решил доставить мины к этому выходу на лодке, а далее уже по тоннелю попасть в порт. Был риск нарваться на речную полицию, однако её сотрудники отличались не бдительностью, а своей готовностью к сотрудничеству с кем угодно, лишь бы платили. Утром 2 мая 1964 года Нао и Хунг отправились на лодке по реке, где почти сразу оказались под пристальным вниманием речных полицейских. Их лодку стал преследовать полицейский катер. Вьетконговцы загнали свою лодку в камыши: хотя катеру до них было не добраться, они оказались заблокированными. Стражи закона хотели обыскать лодку и требовали объяснить цель их пребывания на реке. Ситуация была критической. Однако Нао не растерялся, он сказал, что они портовые воры и собираются украсть с американского корабля, стоящего под разгрузкой, радиоприёмники и одежду. Он предложил полицейским поделиться с ними будущей добычей. Предложение сразу было принято, однако один из полицейских собрался плыть вместе с ними, чтобы воришки их не обманули. Нао сказал, что в этом случае им придётся отказаться от части добычи, и предложил полицейским 1000 вьетнамских донгов, чтобы плыть дальше без лишнего пассажира. «Стражи закона» согласились, и диверсанты продолжили свой путь.
Далее их ожидал уже знакомый канализационный тоннель с химическими стоками, через который они благополучно пробрались в порт и подплыли с минами к кораблю. Нао установил на них таймеры на три часа ночи, после чего они отправились в обратный путь. Заключительная часть операции прошла бы совсем без проблем, но на реке их задержали полицейские, ожидавшие свою часть добычи. Пришлось их разочаровать, сказав, что из-за усиленной охраны корабля стащить ничего не удалось. Полученная ранее тысяча донгов оказала своё влияние: отругав как следует «воров»-неудачников, полицейские их отпустили.
В три часа ночи в порту Сайгона громыхнул сильный взрыв: диверсионная операция увенчалась успехом. В результате взрыва в борту «Карда» образовалась пробоина размером 3,7×0,91 метра. По разным источникам, во время взрыва погибли от одного до пяти американцев. Поскольку в порту было неглубоко, «Кард» не затонул полностью, его корма ушла под воду на 15 метров и легла на дно. Через 17 суток плавучесть корабля удалось восстановить и с помощью двух спасательных судов его перегнали на ремонт в Субик-Бэй (Филиппины).
Пропагандистский эффект от этой диверсии был весьма значительным для Вьетконга, попытки американцев скрыть информацию о ней провалились. Спецслужбы США провели тщательное расследование этой диверсии, меры безопасности в порту Сайгона были усилены до такой степени, что повторение каких-либо подрывов кораблей там стало невозможным.
Лам Сон Нао дожил до преклонных лет. После подрыва «Карда» он не раз получал новые задания и успешно выполнял их. В 1967 году его арестовала южновьетнамская контрразведка, пять лет он провёл в тюрьме, регулярно подвергаясь пыткам. После осво — вождения в 1973 году он вновь активно включился в борьбу. 29 апреля 1975 года возглавляемая им спецгруппа захватила мост через реку Сайгон и предотвратила его подрыв. По этому мосту вьетнамские войска проследовали прямо к дворцу южновьетнамского президента. Это была последняя операция Нао.

Справка журнала Война и отечество

Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама, известный также как Вьетконг (сокращённо от «Вьетнам конг шан» — вьетнамский коммунист) — военно-политическая организация, действовавшая в Южном Вьетнаме в 1960-1977 годах, являвшаяся одной из воюющих сторон во вьетнамской войне. Вьетконг — термин, употребляющийся для обозначения политических и общественных деятелей ДРВ и южновьетнамских партизан. С конца 1960-х гг. этот термин используется в отношении всех вьетнамских коммунистов.

Журнал: Война и Отечество №11, ноябрь 2020 года
Рубрика: Война во Вьетнаме
Автор: Максим Сироткин

Метки: армия, диверсия, взрыв, Война и Отечество, США, Вьетнам, война во Вьетнаме, спецназ, авианосец




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-