Сталинградская битва: Рейд Баданова на Тацинскую

В ноябре 1942 года Красной армии впервые за время Великой Отечественной войны удалось замкнуть в кольце окружения крупное воинское соединение противника. Под Сталинградом оказалась заперта 6-я армия Фридриха Паулюса…

Фото: рейд Баданова на Тацинскую, интересные факты

Контрудар

Уже в декабре 1942 года Эрих Манштейн, командующий группой армий «Дон», разработал план «Винтергевиттер» («Зимняя буря»), призванный деблокировать армию Паулюса. Непосредственно перед операцией немецкая разведка распространила дезинформацию о месте предполагаемого прорыва. Поэтому советские войска ждали немцев на западе — там, где части противника располагались ближе всего к кольцу. Но 12 декабря Манштейн ударил на южном направлении. Наступление германских войск успешно развивалось вплоть до 16 декабря. Положение становилось критическим. Только 17 декабря командующий Сталинградским фронтом Николай Ватутин смог передислоцировать войска, чтобы организовать отпор наступлению. Однако сил для этого было явно недостаточно. И тогда Ватутину поступило неожиданное предложение от начальника штаба 24-го танкового корпуса Алексея Бурдейного. Тот разработал дерзкий план прорыва через территорию, занятую врагом, в сторону станицы Тацинской и расположенного неподалёку Морозовска. И там и там находились аэродромы, с которых осуществлялось снабжение окружённой армии Паулюса…

Гремя огнём, сверкая блеском стали

Операцию прорыва поручили двум танковым корпусам. Первый из них — 25-й под руководством Петра Павлова — должен был захватить Морозовск, а второй — 24-й под командованием Василия Баданова — уничтожить аэродромы в Тацинской.
Павлов довольно скоро потерпел неудачу. А вот 24-й танковый корпус генерал-майора Баданова вечером 17 декабря переправился на вражеский берег Дона и начал свой беспрецедентный рейд.
Надо ли говорить, что немцы были прекрасно осведомлены о прорыве: движение танков по почти открытой местности трудно скрыть. Поэтому очень скоро к борьбе против баданов-цев подключилась авиация. Уходить от бомбёжек приходилось, буквально рассыпаясь по степи, чтобы лишить самолёты внятной цели. А ночью — маскироваться и передвигаться с погашенными огнями в абсолютной темноте. При этом из-за плохой видимости танкисты ехали на морозе с открытыми люками. Каждый час машинам приходилось останавливаться, чтобы отогреть танковый десант, сидящий на броне, и очистить приборы от налипшего снега. Но были препятствия и посерьёзнее…

Тактика обходного манёвра

Ночью 18 декабря танковый корпус вышел к селу Твердохлебово. Баданов сразу же выслал разведгруппы в соседние Поповку, Лофицкое и Расковку. В Расковке обнаружился довольно сильный немецкий гарнизон. Поэтому генерал-майор решил не тратить времени на её штурм, а захватить Поповку и Лофицкое, что танкисты и сделали, выбив оттуда немцев неожиданной атакой. А к вечеру того же дня бадановцы ворвались в совхоз №397, где уничтожили немецкое подразделение и пополнили запасы горючего. Следующим на пути следования лежало село Маньково-Калитвинское, которое обороняли итальянцы. Две бригады корпуса, совершив ночной рейд в 40 километров, ворвались в село сразу с трёх сторон. Ошеломлённые итальянцы ничего не смогли противопоставить натиску танкистов.
А уже утром 20 декабря неумолимый 24-й корпус совершил новый бросок к селу Дегтево, прикрывавшему следующий важный транспортный узел. Здесь танкисты вновь использовали тактику обходного манёвра, ударив сразу с двух направлений. После ожесточённого боя с немцами и румынами, оборонявшими Дегтево, в 17:00 село было освобождено. Вместе с селом свободу получили 400 узников находившегося здесь концлагеря. Многие из них, несмотря на истощение, изъявили желание присоединиться к корпусу Баданова. В ночь с 21 на 22 декабря была очищена Ильинка, до Тацинской оставалось всего 60 километров. Но на пути к аэродрому лежала ещё одна хорошо укреплённая станица — Скосырская. Её обороняли немцы и казаки, состоявшие на службе в СС. Несмотря на упорное сопротивление врага, Скосырская была взята к утру 23 декабря. Остатки гарнизона попытались прорваться на юг, но им это не удалось…

В ловушке

Всю предшествующую сочельнику ночь командир немецкого гарнизона в Тацинской генерал-лейтенант Мартин Фибиг провёл на ногах, ожидая нападения. Эвакуацию стратегически важного аэродрома запретил лично Геринг. Правда, Фибиг всё-таки перебросил 30 «юнкерсов» в Сальск, прекратив их отправку, только когда самолёты стали разбиваться из-за плохой погоды: над Тацинской уже несколько дней стояла морозная дымка, плотная, как туман. Поэтому зенитные расчёты, оставленные Фибигом на дежурстве, проглядели разведчиков Баданова, осторожно приблизившихся к оборонительным позициям немцев. Удивлённые беспечностью противника, наблюдатели доложили, что в Тацинской, похоже, не ждут нападения.
Однако Баданов, обдумав ситуацию, все же решил не рисковать и приказал обойти аэродром с флангов, блокировав любые пути отхода. В 07:30 дали залп «катюши», первым же ударом стерев с лица земли радиостанцию Тацинской: связь Фибига с 4-м воздушным флотом была отрезана. Танки сразу двинулись на аэродром и на железнодорожную станцию. Фибиг пытался спасти что мог, но оставшиеся в его распоряжении пять зенитных орудий и нелётная погода мало тому способствовали. Началось планомерное уничтожение авиабазы. По разным подсчётам, на обоих аэродромах Тацинской находилось до 300 самолётов противника. Часть машин была в нерабочем состоянии, ещё часть готовилась для отправки в ремонт. Несмотря на панику и умелую работу танкистов, примерно половине самолётов удалось подняться в небо. Но добрались до ближайшей взлётно-посадочной полосы немногие — их баки были почти пусты.

Выручайте Баданова

Сочельник 1942 года дорого дался немецкому воздушному флоту. В 17:00 Баданов доложил в штаб, что Тацинская полностью очищена от противника, и корпус занял круговую оборону. Генштаб требовал оборонять Тацинскую до конца. Между тем исправных танков, людей и боеприпасов у генерал-майора оставалось совсем немного. А к Тацинской тем временем приближалось немецкое подкрепление. Оставаться там было равносильно самоубийству. И тогда Баданов, не желая гибели людям, на свой страх и риск принял решение об отходе. Пробив осаду в самом уязвимом месте, он пошёл на обратный прорыв, чем спас жизнь почти тысяче солдат и офицеров. 300 добровольцев, оставшиеся их прикрывать, погибли все до единого. Отчаянное решение Баданова неожиданно поддержал сам Сталин: в 01:30 28 декабря, когда бадановцы с боями пробивались назад, был получен приказ на выход из окружения. В телеграмме Ватутину Сталин просил: «…Помните Баданова, не забывайте Баданова, выручайте его во что бы то ни стало…».
За свой рейд генерал-майор Баданов, помимо ордена Суворова II степени, получил звание генерал-лейтенанта, а его корпус стал 2-м гвардейским Тацинским.
В результате беспрецедентного танкового прорыва немцы отказались от наступления на Сталинград. Как признавался в своих воспоминаниях Манштейн, «…после жесточайшего разгрома аэродромов в… Тацинской обеспечить окружённую армию Па-улюса больше нечем…». 30 января 1943 года Фридриху Паулюсу было присвоено звание фельдмаршала, а на следующий день, 31 января, он передал советскому командованию просьбу о капитуляции.

Легенда

Рейд генерала Баданова стал легендарным: в суровых условиях зимы танкисты и мотострелки с боями преодолели 240 километров! Прежде такие темпы наступления показывали только немецкие танковые подразделения летом 1941 года.

Гусеницы, красные от крови

Захват Маньково превратился в настоящее побоище. Танкисты, экономившие боеприпасы, гусеницами давили итальянских фашистов, так что броня танков скоро утратила белый маскировочный цвет, сменив его на красный. В селе было захвачено немало горючего, оружия и автотранспорта, который сразу ввели в строй. Причём за рулём машин нередко оказывались… итальянские солдаты, конечно под присмотром советских десантников.

Журнал: Все загадки мира №20, 30 сентября 2019 года
Рубрика: Вторая мировая
Автор: Виктор Аршанский





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —