75 лет минуло с окончания Великой Отечественной войны, но чем шире открываются двери архивов в обеих некогда враждующих странах, тем больше становится явным то, что до наших дней оставалось тайным. Среди прочего историкам войны стали доступны сведения о попытках организации гитлеровцами тайных баз в глубоком советском тылу.

Немецкие базы в тылу СССР

Тайные базы нацистской Германии в глубоком советском тылу

Аэродромы немцев в советском тылу

При этом создавались не только тайники и схроны для диверсантов и разведчиков, но и так называемые аэродромы подскока, обеспечивающие немецкой авиации возможность воздушных налётов на цели в советском тылу, не достижимые из-за линии фронта. Происходило это как в малонаселённых северных районах, так и на других территориях СССР. Сегодня мы ещё не можем уверенно наззвать количество взлётных полос, построенных немцами, но несомненно, что сетью секретных аэродромов был покрыт весь север страны вплоть до Карского моря, а не исключено, что и ещё дальше. И сегодня исследователи и энтузиасты-волонтёры находят всё новые, скрытые за непроходимыми летом болотами взлётные полосы, вкопанные в землю и заметённые зимой снегом блиндажи, запасы немецкого оружия и боеприпасов, а также цистерны с горючим. Например, были случайно обнаружены немецкие полевые аэродромы в советском тылу на озере Лача в 200 км юго-западнее Архангельска, на реке Мезень в Лешуконском районе Архангельской области, у Мезенского залива Белого моря и даже вблизи села Мегра уже Вологодской области. Известен также немецкий аэродром на полуострове Канин в Ненецком автономном округе (он был даже оборудован аэродромными плитами немецкого производства). Есть информация и о двух взлётно-посадочных полосах на Новой Земле (вблизи мысов Константина и Пинеги-на). Архангельскую и Вологодскую области пересекают железнодорожные магистрали, ставшие в военный период стратегически важными для СССР: по ним на фронт и в промышленные районы доставлялись как ленд-лизовские грузы, так и уголь Воркуты.

В глубине болот

Надёжно скрыть тайные базы и аэродромы на малозаселённых пространствах этих областей, где глухие леса перемежались с многокилометровыми гиблыми болотами, было не сложно. Летом 1942 года такие базы использовались для заброски диверсионных групп численностью от 4 до 12 человек. Однако сколько-либо ощутимых результатов немцы на этом поприще не имели. Наиболее весомым из их достижений стал подрыв полотна Мурманской железной дороги, нарушивший график движения по ней грузов. А взорвать железнодорожный мост через Вычегду на пути из Воркуты диверсантам так и не удалось. Попытка сделать это оказалась сорванной при не совсем обычных обстоятельствах. Диверсанты, перестреляв охрану моста и не понеся при этом никаких потерь, неожиданно для себя столкнулись с работавшими неподалёку заключёнными из расположенного поблизости одного из объектов ГУЛАГа. Зэки напали на диверсантов и буквально передушили их голыми руками. До бомбардировок удалённых объектов советской промышленности с использованием «аэродромов подскока» дело так и не дошло в связи с изменением не в пользу гитлеровцев ситуации на фронтах Второй мировой войны.

Но часть тайных аэродромов всё-таки нашла применение, причём каждый из них имел своё назначение. Так, аэродром у Окулова озера использовался специальными самолётами метеослужбы, а также самолётами, осуществляющими снятие немецких метеорологических партий из районов западного сектора Севморпути.

Помимо информации о фактически обнаруженных в северных районах немецких базах имеются сведения о тайном немецком аэродроме в гораздо более глубоком тылу СССР. Хорошо сохранившаяся абсолютно ровная и длинная взлётно-посадочная полоса, чуть занесённая песком, спустя годы после окончания войны была обнаружена на безлюдной территории Казахстана. Её случайно нашли западнее озера Балхаш вблизи горы Байгара. Было сделано предположение, что это то, что осталось от «аэродрома подскока» для самолётов, обеспечивающих связь гитлеровской Германии с восточным союзником — Японией. Правда, остаётся необъяснимым, кто и как выполнил подготовку полосы до того, как на неё смог приземлиться первый немецкий или японский самолёт. Имела место версия, что сюда могли прилетать с аэродрома в Приэльбрусье, где до 1943 года хозяйничали нацисты. Там до сих пор существует ровная широкая площадка более 1 км длиной, годная для приземления даже тяжёлых самолётов. Эту площадку местные жители и сегодня называют — «немецкий аэродром». По свидетельству очевидцев (вернее, уже их детей), там сразу после войны имелись соответствующие атрибуты лётного поля — например, стояли металлические мачты. Рассказывают и совершенно странные вещи: что немцы якобы привозили сюда смуглых безволосых людей в странных белых одеждах (тибетских лам?) и далее, будто бы услышав от них нежелательный прогноз о ходе и завершении войны, всех их расстреляли. Известно даже и место казни, отмеченное выложенной из камней свастикой.

На земле, в небесах и на море

Оказывается, советские тылы активно осваивали не только армейская разведка и ВВС нацистов, но и их флот. Достаточно много известно об операциях немецких подводных лодок (ПЛ) в советских арктических водах в годы Второй мировой войны. Не раз писалось о том, что немецкие субмарины группами по 2-3 (реже до 5) единиц заходили в Арктику, но не более чем на месяц-полтора с целью минирования подходов к советским портам, а при случае и нанесения ударов по караванам на Северном морском пути. Выполнив подобные задачи, лодки якобы возвращались на свои базы в Норвегии. Оказалось, всё было не совсем так или даже совсем не так. В середине 90-х годов прошлого века журнал «Морской сборник» рассказал об исследованиях, проведённых заместителем его главного редактора капитаном ранга Сергеем Ковалёвым. Опытный офицер, хорошо представляющий условия плавания в арктических морях и знакомый с тактико-техническими характеристиками немецких ПЛ, начал с того, что задумался, каким образом Карское море, относящееся к глубоким советским тылам, могло стать театром активных боевых, причём довольно успешных, действий немецкого подводного флота. За годы войны здесь погибли около 2000 советских моряков и полярников, без малого 30 советских кораблей и судов, практически была сорвана летняя навигация 1942 года по Севморпути. Тогда суда с лендлизовскими грузами из портов США и Канады смогли дойти лишь до Диксона. Добраться до Архангельска и Мурманска, им помешали активные действия немецких ПЛ.

Обстановка в Арктике оказалась настолько угрожающей, что 10 октября 1943 года вопрос рассматривался на заседании Государственного комитета обороны. В полной мере Севморпуть заработал лишь летом 1944 года, но деятельность немецких субмарин в Арктике продолжалась вплоть до осени того года. Сегодня из архивов известно, что с началом навигации 1942-1943 годов в советских водах одновременно действовали 12-15, а порой даже 20 субмарин. Подобной концентрации сил не было ни на Чёрном, ни на Балтийском морях. Естественно, действия подводного флота, особенно в суровых условиях Арктики, не могли быть успешными без поддержки береговых служб — лодки нуждались в пополнении горючего, боезапаса, средств жизнеобеспечения экипажей, текущем мелком ремонте. Теперь историки войны склоняются к тому, что такую поддержку лодок в Арктике осуществляли не менее 11 созданных нацистами тайных баз. Располагались они в укромных бухтах на островах архипелагов Новая Земля, Северная Земля, Земля Франца-Иосифа, а также на материке — в районах Обской губы и Енисейского залива, а возможно, и в устье Лены. Большинство этих баз после войны были обнаружены, как правило, случайно, советскими моряками и полярниками. Удивительно, но некоторые из нацистских баз находились в непосредственной близости от советских полярных станций или наблюдательных постов Северного флота.

Тайные базы немцев в Арктике

Вначале 2000-х годов Сергей Ковалёв в изданной книге подробно рассказал о собранных им фактах, подтверждающих наличие немецких тайных баз в Арктике. За публикацией последовало множество откликов: свои мнения высказывали историки и краеведы, полярники и ледовые капитаны, геологи и гидрографы, многие из которых привели подтверждающие выводы Ковалёва новые факты. Так, полярники сообщили о тайном убежище ПЛ в гроте, обнаруженном ими в береговых скалах на острове Земля Александры. Там же находились неплохо сохранившиеся жилые помещения, радиостанция и приборы контроля погоды. Последняя, выполненная на немецком языке, запись в журнале метеонаблюдений была сделана 24 мая 1944 года. Подобные находки объясняют, каким образом немецким ПЛ удавалось выходить точно на советские караваны. Пересечение двух пеленгов, взятых из разных немецких баз на вышедшее в эфир советское судно, указывало его точные координаты. После этого субмарины, покинувшие свои убежища на Новой Земле, в Обской губе или Енисейском заливе, без труда находили в Карском море свои цели.

Контрабандный промысел нацистов

Входе войны было отмечено, что несколько действующих в Арктике немецких ПЛ выполняли функции транспортных судов. В частности, советская воздушная разведка неоднократно засекала в Карском море немецкую ПЛ U-362, следующую от берегов Таймыра. Её же зафиксировали при заходе в Печенгский залив на северо-западе Кольского полуострова.

Здесь, в бухте Девкина Заводь, располагался принадлежащий вто время союзной немцам Финляндии крупный портлиинахамари и созданный вокруг него мощнейший укрепрайон с чрезвычайно развитой ПВО. Ничего подобного на европейском военном театре у немцев больше не было. В ходе своего шестого похода U-362 была потоплена в Карском море советской авиацией. Цель её челночных рейсов между Таймыром и Печенгским заливом осталась неизвестна. Сергей Ковалёв не раз ставил вопрос о целесообразности подъёма U-362 с целью выяснения характера её груза. Техническая возможность для такой операции есть: координаты места потопления ПЛ известны, а глубина там составляет всего 44 м. Однако средств для подобной операции не нашлось. Тогда вспомнили о том, что в окружающих Девкину Заводь горах находился суперсекретный подземный завод. После двух лет круглосуточной работы завод был затоплен накануне вступления сюда частей Красной Армии.

Чем занимался, какую продукцию выпускал таинственный завод, неизвестно — свидетелей не осталось. Была высказана смелая, почти фантастическая гипотеза, что в годы войны немцы сумели организовать на Таймыре тайную добычу полиметаллических, а не исключено, и урановых руд. Добытое контрабандное сырьё доставлялось транспортными ПЛ в Лиинахамари, где попадало на обогатительный комбинат. Если это так и завод в Девкиной Заводи имел отношение к атомному проекту нацистов, то понятны чрезвычайные меры по обороне этого района. И получается, что в годы войны Советский Союз невольно содействовал попыткам нацистов создать атомное оружие.

Осуществлялась ли в действительности добыча немцами ископаемых на Таймыре, доподлинно не известно, поскольку и поныне многие участки огромного полуострова практически не исследованы.

Так или иначе, очевидно, что создание нацистами в ходе войны тайных баз ПЛ вдоль Севморпути, так же как и разветвлённой сети аэродромов на севере материка и островах, безусловно, есть звенья единого замысла, о сути которого пока известно немного. Не все ещё немецкие архивы открыты, а некоторые из относящихся к теме документов, возможно, осели в частных коллекциях, недоступных исследователям. «

Журнал: Война и Отечество №1, январь 2021 года
Рубрика: Тайны Второй мировой
Автор: Константин Ришес





Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, Германия, война, Великая отечественная война, Вторая мировая война, самолёт, Война и Отечество, подлодка, аэродром, тыл


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022