Тарутинское сидение — манёвр Малоярославец-Березина

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

После Бородинского сражения и оставления Москвы русская армия в сентябре 1812 года совершила знаменитый Тарутинский марш-манёвр Кутузова: под прикрытием арьергарда стремительным броском перешла с Рязанской дороги на Старую Калужскую и лагерем встала в окрестностях села Тарутино на правом берегу Нары. Французы были обречены на голод…

Тарутинское сидение — манёвр Малоярославец-Березина
Одной из главных заслуг Кутузова было то, что он лишил Наполеона возможности переместить свои войска на зиму из сожжённой Москвы в южные губернии России, не разграбленные незваными гостями.
На некоторое время французы упустили русскую армию из вида, а когда обнаружили, развернули свой двадцатишеститысячный авангард в семи верстах к северу от Тарутина на левом берегу Нары и вдоль питающих её речек Чернишня и Десёнка. Разноплеменное войско под командованием короля Неаполитанского Мюрата расположились по обеим сторонам Старой Калужской дороги, базируясь в основном в близлежащих деревнях.

Обретая могущество

К Кутузову в Тарутинский лагерь непрерывным потоком поступали подкрепления, вооружение, продовольствие.
А Великая армия страдала от недоедания и беспрерывных нападений русских армейских и самодеятельных партизанских отрядов. Солдаты пускали под нож лошадей, варили зерна ржи, а соль добывали из пороха. Сам командующий французским авангардом король неаполитанский принуждён был выпрашивать мясо к своему столу у запасливых немцев, пригнавших ещё с границы стадо крупного рогатого скота.
Поняв, что попал в ловушку, Бонапарт прислал к Кутузову своего парламентёра — маркиза и маршала Лористона, чтобы заключить почётный мир. Кутузов принял его радушно; попили чайку, но от каких-либо обещаний Михаил Илларионович уклонился.
Среди русских генералов между тем зрел план разгрома французского авангарда, оторванного от основных сил. Кутузов неохотно и только под давлением алчущих славы военачальников согласился дать бой Мюрату.
План готовился в строжайшей тайне, даже командиры корпусов не были оповещены о задумке. Но, как полагают некоторые исследователи, в русском штабе обретался наполеоновский шпион, занимавший высокую должность и облечённый доверием главнокомандующего: Мюрат узнал о приготовлениях русских.
Атака была назначена на рассвете 5 октября. Оповещённые французы изготовились. 4 октября под вечер Кутузов приехал в Тарутино из недалекой деревушки Леташёвки, где была главная квартира, чтобы убедиться в готовности войск.
Но оказалось, что приказ о выступлении в войска не поступил: посланный с ним из главной квартиры нарочный не сумел найти начальника штаба генерала Ермолова, коротавшего время на званом обеде. А начальник его канцелярии не решился
Михаил Кутузов напоил наполеоновского посланца Леристона чаем, но от обещаний воздержался вскрыть пакет. Никогда окружающие не видели Кутузова таким взбешённым. «Словно котёл, закипел Кутузов, — свидетельствует очевидец. — «Сей час, — закричал он, — сей час нарядить следствие, сыскать и представить ко мне виновного, кто б он ни был!». Правда, пострадали, как всегда, невиновные, первыми попавшиеся под горячую руку.
Михаилу Илларионовичу Кутузову, слывшему среди генералов дряхлым стариком, в мае 1812-го исполнилось 67 лет. Впрочем, он действительно был дряхл телом и через полгода скончался в Германии, изгнав французов из пределов России. У него было немало завистников, славших доносы в Петербург. В одном из них императора извещали, что Кутузов в Тарутине ничего не делает, только спит, а «греет ему постель» молдаванка, переодетая казачком. В военном ведомстве делу не дали ход. Генерал Кнорринг наложил резолюцию: «Это не наше дело. А что спит, то пусть спит. Каждый час сна этого старца неумолимо приближает нас к победе».

Долгожданная атака

Атаку Кутузов перенёс на утро 6 (18 н.ст). октября. Ермолов — тот самый, что позже усмирял Кавказ, — в мемуарах, не упоминая о своей самоволке, обиняками оправдывает её и едва ли не с нею связывает успех Тарутинского сражения: «За день перед сим (то есть перед 6 октября) неприятель имел сведения о намерении нашем сделать нападение; войска были в готовности, но ожидание было напрасным». Потому, дескать, бдительность врага притупилась.
Тем не менеё Мюрат с конвоем в ночь на б октября покинул штаб в деревне Винково (теперь Чернишня) и перебрался в помещичье имение близ деревни Тетеринки. Оттуда Мюрат отправил своего адъютанта к начальнику артиллерии с приказом об отступлении и отводе обоза в тыл. Но начальник артиллерии спал, ночь пробыв в тщетном ожидании русской атаки, а адъютант, не зная важности депеши, не решился его разбудить. Его разбудили русские пушки.
Тщательно разработанный план баталии предусматривал одновременную атаку французских позиций тремя колоннами русских войск, главные силы которых для этого должны были ночью преодолеть лес, разделявший две армии. Но, как нередко случается на войне, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Наступающие колонны в лесу заблудились. К рассвету только казачьи полки генерал-адъютанта
Орлова-Денисова вышли на назначенное место — опушку леса напротив сельца Дмитриевского (ныне деревня Дмитровка), между которым и деревней Тетеринка начинался левый фланг французских позиций. К русским из-под Тетеринки пробрался поляк-перебежчик из корпуса Понятовского и предложил свои услуги в захвате Мюрата, ночевавшего в помещичьем доме с немногочисленным караулом. Граф Орлов-Денисов отправил с ним два казачьих полка, пообещав перебежчику сто червонцев в случае удачи и виселицу в случае обмана. Но во французском лагере началось пробуждение, опасаясь быть обнаруженным противником, Орлов-Денисов экспедицию возвратил. Не дождавшись в оговоренное время выстрела пушки, долженствующего стать сигналом общей атаки русских войск, Орлов-Денисов на свой страх и риск отдал приказ казакам начать наступление, заходя через Дмитровку в тыл неприятелю. Атака была стремительной и неожиданной для французов. Они в панике бежали за Рязановский овраг, бросив пушки и свой лагерь. По ним открыла огонь казачья конно-артиллерийская рота.
В условиях всеобщего смятения поразительное мужество и хладнокровие проявил Мюрат. Будучи легко раненным в руку, он сумел предотвратить катастрофу и осуществить более или менеё организованное отступление. Появившаяся, наконец, на опушке леса к югу от Тетеринок русская пехота, была встречена огнём французской батареи, вынесенной за деревню. Одно из первых же выпущенных французами ядер, по словам участника сражения, «перерезало пополам» командовавшего гренадёрами генерала Багговута, внеся смятение в ряды наступающих.
Опрокинувшим левый фланг французов казакам Орлова-Денисова достались славные трофеи. Ермолов вспоминал: «Богатые обозы были лакомою приманкою для наших казаков, они занялись грабежом, перепились и препятствовать неприятелю в отступлении и не помышляли». Генералу Орлову-Денисову стоило немалых усилий переориентировать их энергию на преследование противника. Истины ради надо сказать, что и команда французов, которой Мюрат приказал сжечь мешавший отступлению обоз, дорвалась до оказавшихся в нём винных припасов и потеряла боеспособность.

Паническое бегство

Отступающих по Старой Калужской дороге французов преследовали незначительными силами. Кутузов не стал вводить в бой главные соединения русской армии, при которых находился во всё время сражения. Генералы жаждали включиться в делёжку славы победителей: полный разгром Мюрата резонно представлялся им обеспеченным, если в дело войдут ведомые ими войска.
Но Кутузов, считая это лишним, приказал прекратить атаки и возвратить войска в лагерь. Ему не нужна была слава полководца, разгромившего маршала Мюрата. Не жаждал он и победы над Наполеоном любой ценой и после завершившегося вничью Бородинского сражения не послал армию на самопожертвование, хотя она к этому была морально готова. Он берег российские жизни во имя славы спасителя Отечества.
Сражение под Тетеринкой и на берегах Десёнки и Чернишни вошло в историю под названием Тарутинского.
Наши потери в нём составили около трёхсот человек убитыми и 904 человека ранеными. Французы потеряли более двух тысяч, в числе убитых оказались два генерала.
Значение «сидения» русской армии в Тарутинском лагере и сражения под Тетеринкой оценил должным образом едва ли не один светлейший князь Голенищев-Кутузов. В письме жене он с удовлетворением отмечал: «Первый раз французы потеряли столько пушек и первый раз бежали, как зайцы».

Журнал: Загадки истории №11, март 2020 года
Рубрика: Величайшие сражения
Автор: Леонид Бударин

Метки: Загадки истории, Отечественная война, армия, 1812, сражение, войска, октябрь, Кутузов, Малоярославец, бой, манёвр, Мюрат, контрнаступление




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.