Исторический сайт

Багира

Четверг, 12 13th

Последнее обновлениеСр, 12 Дек 2018 10pm

Три версии одной диверсии

Журнал: Тайны 20-го века №11, март 2018 года
Рубрика: Эхо воины
Автор: Олег Таран

Всё началось с выборов

Фото: монастырь Вирхен де ла КабесаМы расскажем об одном эпизоде Гражданской войны в Испании (1936-1939 годы), связанном с осадой и захватом республиканцами монастыря Вирхен де ла Кабеса в Андалусии. Этот факт, несмотря на свою локальность, оказался освещён не только в официальной истории сражений на Пиренейском полуострове. Небольшой по меркам боевых операций успех нашёл своё отражение также в пропагандистско-историческом творчестве и даже в истории диверсионного дела.
Гражданская война в Испании началась после того, как 16 февраля 1936 года на парламентских выборах к власти пришёл Народный фронт, придерживавшийся левых взглядов. По всей стране начались волнения недовольных итогами выборов и правлением республиканцев. Уже 16 июля 1936 года в Испанском Марокко (регион, находившийся в колониальной зависимости от Испании) вспыхивает фашистский мятеж, возглавляемый генералом Франсиско Франко, что и приводит к широкомасштабным военным действиям в стране.

Согласно боевым донесениям…

Монастырь Вирхен де ла Кабеса располагался в андалусийской провинции Хаэн. Он представлял собой настоящую крепость на вершине горы и был очень удобен для обороны. Гарнизон составляли 250 гражданских гвардейцев (военизированных полицейских) и 100 вооружённых фалангистов (испанских фашистов).
В июле 1936 года, когда начался мятеж, командовавший здешними гражданскими гвардейцами офицер Кортес вместе с подчинёнными и примкнувшими к ним ультраправыми сторонниками — фалангистами — укрылись в монастыре. С ними были семьи местных полицейских и аристократов. Все они объявили о своей поддержке Франко. В ответ так называемые милиционные части республиканцев (10 тысяч вооружённых крестьян) блокировали этот единственный в округе центр поддержки мятежников. Взять его штурмом не удалось — артиллерии у осаждавших не было, их выучка и боевые умения оставляли желать лучшего.
Используя голубиную почту, осаждённые связались с фашистскими войсками и попросили о поддержке. В монастырь стали сбрасывать с самолётов продовольствие и боеприпасы. Общий объём воздушных поставок составил около 150 тонн. Ценность Вирхен де ла Кабеса для войск Франко заключалось в том, что он отвлекал на себя значительные силы республиканцев и не позволял им захватить стратегически важную высоту, господствовавшую над окрестностями. Осада длилась больше полугода…
Когда 6 марта 1937 года фашистский генерал Гонсало Кейпо де Льяно начал своё очередное наступление на Южном фронте, одной из его задач было снятие осады с монастыря, который пропаганда мятежников уже сделала ярким символом сопротивления республиканцам. Однако эти планы были сорваны, и после отражения врага к стенам Вирхен де ла Кабеса прибыла 13-я интернациональная бригада, состоявшая из опытных обстрелянных бойцов. Кроме того, переброшенная сюда авиация республиканцев разогнала самолёты, которые доставляли продовольствие осаждённым. Боевой дух в монастыре упал.
30 апреля 1937 года начался штурм крепости при поддержке авиации. В ходе боя был ранен предводитель мятежников, что позволило республиканцам уже 1 мая ворваться в монастырь и захватить его.

Знаете ли вы что…

Одним из лётчиков-мятежников, снабжавших Вирхен де ла Кабеса с воздуха, был русский пилот Всеволод Марченко, бывший командир гидроавиации Колчака. Это была его вторая гражданская война и последняя…

«Испанские репортажи»

Многие факты, касающиеся этих событий, мы можем найти в «Испанских репортажах» советского писателя и военного журналиста Ильи Эренбурга. Убеждённый и последовательный противник фашизма, Эренбург (которого Адольф Гитлер в 1945 году объявил злейшим врагом Германии и обещал повесить) в рассказе «Вирхен де ла Кабеса» даёт собственную трактовку событий. Сразу оговоримся: в своей работе писатель преследовал чётко определённую цель — развенчать фашистскую пропаганду, стремившуюся из обороны монастыря на второстепенном участке фронта сделать пример героизма мятежников.
А воодушевляющих примеров в начале этой Граждански войны действительно недоставало, поэтому пропагандисты раздували такие частные случаи, как оборона фашистов в Алькасаре (каменной крепости) города Толедо. Мятежники сумели отбиться от вялых атак вдесятеро превосходивших сил республиканцев и удержаться в крепости с 21 июля по 27 сентября 1936 года. После того как осаждённых деблокировали подоспевшие войска Франко, толедский Алькасар стал одним из символов сопротивления официальному Мадриду.
Вирхен де ла Кабеса продержался значительно дольше, чем можно было ожидать, и советскому автору следовало как-то объяснить читателям, следившим за событиями в Испании, причины этой стойкости. Эренбург рассказывает о том, что мятежники собрали в округе значительные запасы продовольствия, и это позволило им продержаться до авиационной поддержки приближавшейся армии Франко. К тому же республиканцы не бомбили монастырь, зная, что там находятся женщины и дети, а артиллерийский обстрел прямой наводкой толстых крепких стен монастыря успеха не приносил.

Победа к торжественной дате

Дисциплину командир крепостного гарнизона поддерживал расстрелами пытавшихся дезертировать. Кроме того, Эренбург не отказал себе в удовольствии процитировать одно из перехваченных писем голубиной почты осаждённых: «Не скидывайте посылок отдельным лицам: это вызывает зависть и раздоры». Когда республиканцы наловчились перехватывать связных голубей мятежников, те стали использовать гелиограф (разновидность оптического телеграфа).
Пропагандистские репортажи о Вирхен де ла Кабеса привели к тому, что судьбой гражданского населения за его стенами заинтересовались представители Красного Креста. После их посещения и отъезда республиканцы, возглавляемые членом политбюро Коммунистической партии Испании Кардоном, начали решающий штурм при поддержке артиллерии.
«Первого мая республиканцы под командой Кардона взяли монастырь. Кортес поспешно вытащил из кармана носовой платок — это было капитуляцией». Так написано у Эренбурга. Со своей задачей — развенчать миф о неприступности Вирхен де ла Кабеса — автор справился. Монастырь не могли взять… потому что Г до поры до времени его толком-то и не брали. Понятное дело: и своих бойцов берегли, женщин и детей мятежников было жалко, ведь те словно заложники защищали осаждённых от бомбардировок с воздуха и обстрелов осадной артиллерии.
Конечно, с Кортесом как-то нехорошо получилось, поскольку, по официальной версии, он сдаваться не собирался и как раз после его ранения 30 апреля защитники монастыря утратили боевой дух и стойкость. А взятие Вирхен де ла Кабеса именно 1 мая — в День международной солидарности трудящихся — стало не только удачным совпадением, но и приятным подарком правительству республиканцев к празднику.
Материал получился отменным: нового Алькасара у испанских фашистов не получилось. Хотя нельзя исключать того, что Илья Эренбург знал, как на самом деле обстояло дело с захватом злополучного монастыря. Вот только написать об этом он уж точно тогда никак не мог…

Заминированный мул

А теперь предоставим слово человеку, который через много лет после удачного штурма скромно поведал о главном секрете успеха.
Это полковник Илья Григорьевич Старинов, которого в нашей стране называют Диверсантом №1 и Дедушкой русского спецназа. Он тоже участвовал в боевых действиях при Вирхен де ла Кабеса в качестве военного советника. Сформированный им разведывательно-диверсионный батальон направили на помощь осаждавшим и поставили задачу: подобраться к стене и взорвать её, чтобы в пролом смогли ворваться штурмующие отряды. Старинов возразил: во-первых, по открытой местности его диверсанты вряд ли подкрадутся к стенам незамеченными. Во-вторых, сложно будет на виду у мятежников натаскать столько взрывчатки, чтобы взорвать толстую каменную кладку. Он взял время на размышление.
Как-то на его глазах один из республиканцев доставлял на муле боеприпасы на позиции неподалёку от монастыря. Из крепости его обстреляли и, бросив вьючное животное, солдат скрылся в безопасном месте. Навьюченный мул отправился щипать травку прямо под стены монастыря. Фашисты в него не стреляли, а подманив, затащили к себе и порадовались полученным трофеям. Илья Григорьевич взял это на заметку.
Через некоторое время у республиканцев оказался мул, который когда-то принадлежал монастырю. Старинов подготовил взрывное устройство, замаскировал его ящиками с патронами и навьючил на животное. Один из добровольцев, оседлав заминированного мула, подъехал к монастырю. Его, разумеется обстреляли. Он изобразил испуг и бросил мула на дороге. Тот, недолго думая, двинулся привычной дорогой к Вирхен де ла Кабеса. Старинов рассчитал все правильно — при виде «добычи» осаждённые гостеприимно распахнули ворота. Просчитал Илья Григорьевич и тщеславие предводителя мятежников, который наверняка захотел бы лично посмотреть, что удалось захватить у врага на этот раз.
Советник диверсионного батальона, не отрываясь, глядел в бинокль на монастырь. И вот грохнул взрыв — удалось!
Диверсанты бросились вперёд и, почти без потерь преодолев простреливаемое пространство, подобрались к стенам монастыря. Теперь они могли прицельно обстреливать осаждённых и забрасывать их гранатами. Сопротивление мятежников ослабло. Над Вирхен де ла Кабеса взвилось белое знамя…



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+
Однокласники
Вы здесь: Главная Тайны истории Война Три версии одной диверсии