За что сражались советские солдаты в Афганистане?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Наверное, здесь стоило бы написать что-нибудь возвышенное, патриотическое… Но, пожалуй, нет. Афганская война стала горьким опытом для всех её участников. Бойцов контингента считали спасителями, защитниками угнетённых, а потом обвинили во всех бедах. Сделали крайними в навязанной войне. И за что же они сражались в чужом Афганистане?

За что сражались советские солдаты в Афганистане?

Шурави выжгли мирный кишлак

Что такое тот Афганистан? Горстка отсталых горных провинций на отшибе цивилизации. Ни мегаполисов, ни дорог, ни коммуникаций. Какого же тогда, простите, рожна неудержимая краснознамённая военная машина позабыла в такой глуши? Не иначе в порыве неуёмной кровожадности пришла вырезать местных пастухов, съесть их детей, надругаться над женщинами, а после присвоить беззащитную разорённую страну. Вот такую «правду» несут либеральные авторы. И если слишком долго прислушиваться к этим складным умозаключениям, можно ненароком в них поверить. Вот уже три десятка лет творцы демократии то ли намеренно, то ли по собственной необразованности несут в массы «дезу» самого махрового сорта.
Поносить действия сил ОКСВА — своеобразное комильфо просвещённого мира. Даже несмотря на то, что подробности Афганской войны становятся известны широкой общественности, многие из них так и не получили реальной оценки. Слишком уж глубоко прожгло их клеймо ушлых бойцов давней информационной войны. «Захватчики», «оккупанты», «рейдеры», «убийцы афганского народа» — как только не обзывали наших солдат. Конечно, им приходилось делать страшные вещи. Вот только вторую сторону конфликта оценивать как-то не принято. Хотя, как метко заметил один советский политик, что «местное население — не значит мирное население, а население Афганистана следует считать скорее боеспособным, чем трудоспособным». Наверное, в этих словах кроется вся суть противостояния сторон в Афганском конфликте. «Конфликте», который длился девять лет и унёс, по самым скромным подсчётам, 670 тысяч жизней. Чтобы его прочувствовать, нужно понять одну очень важную вещь: далеко не все местные были безвольными жертвами обстоятельств.

Чужая война

Давайте вспомним реалии тех лет. Так уж исторически сложилось, что афганского народа как национальной общности не существует. Народ признаёт своё единство, придерживается того или иного представления о государственности, имеет национальное самосознание и уважает исконные традиции. К населению Афганистана это не относилось. На обширных, хоть и скудных, территориях страны соседствовали разрозненные пуштуны, таджики, узбеки, туркмены, хазарейцы туркмены и ещё целый ряд среднеазиатских этносов. Подавляющее большинство жили родопле менными и феодальными порядками. Законом был не указ правительства, а веление старейшин. Если ты живёшь с нами — ты свой. Если в соседнем кишлаке — чужой. А чужой по определению враг, вот с незапамятных времён все со всеми и воюют. Безжалостно, хитро и умело. Конечно, можно возразить, что всех их объединяет ислам, но и здесь есть весомое «но». У ислама множество различных течений, от миролюбивых до радикальных. Шииты, сунниты и ваххабиты сосуществуют далеко не в мире и согласии.
После свержения монархии и короткого периода диктатуры Дауда, приведшего к Саурской революции, власть в стране сосредоточилась в руках прокоммунистической Народно-демократической партии, провозгласившей Афганистан демократической республикой.
Неумелое правление молодой партии привело к недовольству населения и вооружённым восстаниям исламской оппозиции, воспринявшей новый строй первейшей угрозой исконному укладу жизни и веры. Началась гражданская война между вооружёнными силами ДРА и контрреволюционерами — моджахедами-ополченцами и наёмниками всех мастей. Причём последние могли рассчитывать на всестороннюю политическую, финансовую и военную поддержку со стороны стран НАТО и исламского мира. После Гератского мятежа 1979 года, афганские власти попросили СССР о прямом военном вмешательстве. Первая просьба была от — s клонена, но за ней последовали другие. Всего их было уже около 20, когда Брежнев и специальная комиссия Политбюро ЦК КПСС по Афганистану скрепя сердце всё же приняли решение о вводе войск. Фактически Советский Союз втянули в ненужную ему войну, ни о каком захвате Афганистана и речи не было. Когда есть враг, линия фронта, стратегия и цели — это война. А с кем воевали бойцы контингента? Воевать приходилось не с армией, не с другим государством, а с ополченцами, с прочно засевшими в самой подкорке общества партизанскими отрядами, хорошо подготовленными и вооружёнными по последнему слову военной техники. Первоочерёдной задачей ОКСВА была защита суверенитета собственных границ от посягательств финансируемой Западом оппозиции и противодействие попыткам другой сверхдержавы закрепиться в регионе, и лишь потом поддержка идеологически сходного правящего режима. Но была и ещё одна весомая причина — идеологическая. Могла ли советская власть допустить свержение власти марксистско-ленинской партии исламской оппозицией? Ведь это неизбежно заставило бы советских мусульман усомниться в состоятельности атеистического режима СССР, а это уже попахивает новой революцией. Был ли у Страны Советов выбор? Аналитики считают, что при сложившихся обстоятельствах — нет.
Чтобы понять серьёзность положения, достаточно вспомнить Карибский кризис 1961 года (крайне взрывоопасное во всех смыслах политическое противостояние между СССР и США, возникшее на почве угрозы размещения советских военных частей на Кубе в ответ на появление американских ядерных ракет в Турции), едва не столкнувший мир в пропасть ядерного апокалипсиса третьей глобальной войны.
Впрочем, пусть те события оценят те, кто лично через них прошёл.

За что воевали?

Водном из писем домой пулемётчик Андрей Цветков, служивший в знаменитой 9-й роте 345-го гвардейского парашютно-десантного полка, смертельно раненный в решающем бою за высоту 3234, написал: «Отец, ты пишешь, что мы тут теряем здоровье, порой жизнь из-за азиатов. Это далеко не так. Мы, конечно, выполняем интернациональный долг, но, кроме этого, мы ведь выполняем и патриотический долг, ведь мы защищаем южные границы и нашей Родины, а стало быть, вас. Вот это-то и является главной причиной нашего нахождения здесь. Отец, ты представь, какая бы угроза нависла над СССР, если бы здесь были американцы и на границе стояли их ракеты». Вот и ответ, за что они там воевали.
Принято считать, что простых призывников, вчерашних мальчиков, намеренно отправляли в Афган на убой, чтобы ими, пушечным мясом, кормилась никому не нужная бессмысленная война. Но ведь многие солдаты и офицеры отправлялись туда добровольно! Почему? Да потому что они хотели послужить своей стране. Вы наверняка слышали любимую присказку юных уклонистов: «Зачем мне отдавать Родине долг? Я у неё ничего не занимал». Но у советских военнослужащих было другое представление. «Мы многого не понимали, не задумывались, — вспоминает ветеран боевых действий Виталий Царенков. — Тогда, в 79-м, мы выполняли долг, ведь присяга для наших ребят не пустой звук, это святое. Нас так воспитали». Они искренне — или хотя бы из чувства морального долга — считали, что они, как часть единого многонационального народа, могут и должны послужить стране, бесплатно давшей им, как минимум, прекрасное образование и медицину.
Другие, как, например, работавшие в Афганистане врачи, учителя и инженеры, считали, что они, как старшие товарищи, должны помочь отсталой, почти средневековой стране, нагнать темпы окружающего мира — выполнить интернациональный долг коммуниста. Третьи хотели проверить себя на прочность, в порыве юношеского максимализма поиграть мускулами на международной арене. Тем более что в те годы отсиживаться в тылу считалось зазорно. Дескать, мой-то мужик давно на фронте, чего же твой в сторонке прохлаждается? Четвёртые стремились построить карьеру. С подспорьем реального военного опыта карьерная лестница покорялась гораздо быстрее, чем в мирное время, когда звание даётся за выслугу лет. Пятые, потомственные офицеры, продолжали дело отцов или, как заместитель командира 345-го десантного полка Юрий Лапшин, следовали профессиональной этике и чувству долга перед подчинёнными. «Войск не так уж много, все друг друга знают, — вспоминает Лапшин. — Кодекс офицера был такой, что я должен был. Как я мог потом в наших тесных войсках командовать, если мои подчинённые были на войне, а я не был на войне. Писал в 82-м году рапорт. Ну и хотел себя испытать. Для меня это была работа, для меня это была профессия». Шестые справедливо преследовали меркантильные цели. «Афганцы» получали более высокое довольствие, чем служившие на территории СССР, и в дальнейшем им обещали жильё. У всех были свои причины. Конечно, были и те, кто попал в Афганистан не по своей воле, и сослуживцы таких очень не любили. Ярая демонстрация нежелания находиться в зоне реальных боевых действий приводила к вполне предсказуемому результату. Не потому, что все вокруг были «дедушками» и конформистами. На войне ты должен быть уверен в плече человека рядом. Никто не хотел идти в бой с потенциальным дезертиром.

Нашли крайних

Ещё один показательный факт: осенью 1988 года сотни солдат-срочников и сержантов, которым пришло время отправляться домой, вышли перед строем и добровольно вызвались остаться в Афганистане ещё на несколько месяцев, чтобы успеть передать опыт вновь прибывшим. Кажется, сосланные на закланье жертвы обстоятельств так себя не ведут.
И ещё пара слов о ссылке на верную смерть. За девять лет Афганской войны в составе Ограниченного контингента советских войск служило более 500000 солдат и офицеров. Из них по официальным данным погибли 15052 человека и ещё 417 пропали без вести. Это при том, что советская армия воевала на чужой территории, в условиях непривычного климата и ландшафта, не имея реального опыта контрпартизанской войны. Ежегодно автомобильные аварии уносят больше жизней. Война на то и война, что там людей убивают, знаете ли. Но если то и была «кровавая баня», то не для наших солдат.
Стоит ли напоминать, как встретила Родина солдат, воевавших в Афганистане? Если коротко — ножом в спину. Оказалось, дома их никто не ждал, да и в Афган никто не посылал. Да, война никого не красит, но образ морально и физически искалеченного «афганца-отморозка», выпестованный сорвавшимися с поводка средствами массовой информации, одуревшими от новообретённой свободы слова, до сих пор дискредитирует отечественную армию.
«Шурави» сделали виноватыми в чужой войне и в ней же проигравшими. Неужели это правильно?

Журнал: Запретная история №12, декабрь 2019 года
Рубрика: На чужой войне
Автор: Игнат Волхов

Метки: СССР, государство, война, армия, Азия, Историческая правда, солдаты, войска, Афганская война, Афганистан, Юго-Западная Азия




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.