В 1937 году началась японо-китайская война. Японская армия одерживала победу за победой над плохо вооружённой и недисциплинированной китайской армией, но победить в войне огромный и имеющий неисчислимый человеческий потенциал Китай не могла. Между тем агрессия в Китае привела к конфликту с Америкой — США. Превращение Китая в японскую колонию Вашингтон категорически не устраивало.

Почему Япония напала на США в Пёрл-Харбор?

Зачем японская авиация напала на базу США в Пёрл-Харбор

Прелюдия к битве

Между тем бесконечная война пожирала всё больше стратегических материалов, а их источники в островной империи были ограниченны. Но отказываться от агрессии в Китае Япония не намеревалась — напротив, японские военные видели выход из тупика в новых победах. В 1940 году японцы захватили Французский Индокитай (территория современного Вьетнама, Лаоса и Кампучии). Это привело к дальнейшему обострению отношений с США. Вашингтон вместе с Лондоном грозил Японии полной экономической блокадой, в том случае, если японцы не прекратят агрессию. А между тем Япония критически зависела от поставок нефти и других стратегических материалов из европейских колоний в Юго-Восточной Азии.

Хотя Япония завязла в бесконечной войне против Китая, в Токио созрел план — необходимо напасть на США и Англию. И это при том, что экономика США примерно в 17 раз превосходила японскую. Робкие голоса противников войны с США обвинили в «недостатке патриотизма». «Никаких уступок в выводе войск! Вывод войск из Индокитая — это поражение Японии, несмываемое пятно позора в истории Японской империи», — говорил премьер-министр Японии генерал Тодзио на заседании кабинета.

Линию Тодзио поддержал начальник Генерального штаба ВМФ Нагано, заявивший, что выиграть войну вполне реально: «Я убеждён, что сегодня у нас есть шанс выиграть войну. И я боюсь, что с течением времени этот шанс уменьшится и может исчезнуть совсем. Для того чтобы преодолеть разницу в экономическом потенциале, мы должны нанести решающий удар в первый же день войны».

Ключевая роль в этих планах отводилась атаке на американскую военно-морскую базу Пёрл-Харбор. С соблюдением строгой секретности лётчики японских авианосцев отрабатывали торпедные и бомбовые удары по специально построенным макетам американских кораблей. Одновременно разрабатывался маршрут авианосцев — так, чтобы японский флот с ударным кулаком авианосцев мог подойти к Гавайям, избежав обнаружения.

На пути к катастрофе

Формально император Японии принял решение о начале военных действий против США, Великобритании и Голландии 1 декабря 1941 года (на деле решение о начале войны было принято раньше). Присутствовавшие при этом историческом событии начальник Генерального штаба Сугияма и начальник Морского генерального штаба Нагано тут же передали соответствующие указания нижестоящим армейским и морским чинам. Удар по противнику был запланирован на 8 декабря.

Японцы точно учли, что лучшим моментом для нападения будет воскресенье, ведь в выходной день бдительность снижается, а много офицеров и рядовых покидают свои части или корабли. Японский флот действовал в обстановке строжайшей секретности, так как успех плана целиком зависел от внезапности. Корабли эскадры адмирала Нагумо (которому был поручен удар по Пёрл-Харбору) уже двигались к Гавайям, а японские газеты писали об усилиях Японии по улучшению отношений с США.

Меж тем власти США были убеждены в том, что Япония не решится напасть на Пёрл-Харбор. Сообщение американской разведки о том, что шесть японских авианосцев вышли из портов куда-то в море, никого не встревожило. Перехваченная телеграмма из Токио японскому консулу в Гонолулу, в которой требовались подробности о пребывании в порту Пёрл-Харбора боевых кораблей, была расшифрована, но затерялась где-то в недрах бюрократической машины.

А в это время признаки приближающейся войны были все более явными. 6 декабря, когда японский флот с потушенными огнями, храня радиомолчание, приближался к Гавайским островам, в Вашингтоне получили сообщение из Лондона, в котором говорилось, что 35 японских транспортов, восемь крейсеров и 20 эсминцев направляются к Малаккскому полуострову (Малайзия в тот момент была британской колонией). Это означало, что японцы решили нанести удар по Сингапуру — важнейшей британской военной базе в восточном полушарии. Однако поверить, что японцы одновременно ударят и по Америке, в Вашингтоне не могли. Когда на совещании высших чинов страны морской министр задал вопрос: «Не собираются ли японцы ударить по нам?», контрадмирал К. Тэрнер от имени командования флота ответил: «Нет, господин секретарь. Они ударят по англичанам. Они ещё не готовы напасть на нас».

Никто не поверил разведке

Между тем утром 7 декабря президент Рузвельт направил императору Японии личное послание, выдержанное в миролюбивых тонах. Америка (ранее настаивавшая на прекращении агрессии против Китая) резко уменьшила свои требования — единственное условие, которое ставилось Японии, был вывод японских подразделений из Французского Индокитая. Послание достигло Токио в полдень, но не достигло императора, так как было задержано на телеграфе (некоторые историки полагают, что японские «ястребы» не желали, чтобы в последний момент вместо молодецкого военного удара начались переговоры).

В то же самое время перед Белым домом в Вашингтоне остановилась машина. Капитан-лейтенант Крамер сообщил, что у него находится перехваченный и расшифрованный документ чрезвычайной важности — меморандум из Токио, означавший объявление войны! Меморандум должен был быть передан американской стороне в час дня.

Крамер раньше служил на Гавайях и сообразил, что час дня в Вашингтоне означает половину восьмого утра в Гонолулу. Половина восьмого — это время завтрака на кораблях флота — идеальный момент, чтобы нанести внезапный удар. Крамер ворвался в кабинет адмирала Старка, чтобы сообщить командующему флотом, что через полтора часа на Пёрл-Харбор японцы нанесут удар. Нужно срочно позвонить адмиралу Киммелю, который командует эскадрой на Гавайях! Старк заколебался, но в итоге отмахнулся от чересчур умного подчинённого. «Нет, — сказал Старк, — не следует тревожить Киммеля. Нападение на Пёрл-Харбор совершенно невероятно».

Впрочем, адмирал решил рассказать о предположениях Крамера президенту, но дозвониться до Рузвельта не смог. Зато начальник Генерального штаба армии генерал Маршалл, узнав о японском меморандуме, срочно отправил предупреждение командующим американскими войсками на Филиппинах, в зоне Панамского канала и на Гавайях. Однако из-за ошибки офицера связи на Гавайи телеграмма пошла без грифа «срочно» — так, командующему гарнизоном телеграмму вручили только через несколько часов, когда драгоценное время было упущено. Тем временем японские корабли, подошедшие к Малаккскому полуострову (принадлежавшему Британии), в 1 час 15 минут открыли огонь по берегу. До нападения на Пёрл-Харбор оставалось ещё два часа, но весть о начале войны не достигла Гавайев вовремя.

Пока государственная машина США переваривала приходящие известия, японские самолёты начали подниматься с палуб авианосцев. 183 самолёта первой волны в боевом строю ушли к Пёрл-Харбору, за ними последовала вторая волна — 170 самолётов. Когда японские самолёты подошли к берегу Оаху, их засекла новейшая радарная станция, развёрнутая на острове незадолго до происходивших событий. В 7:02 на экране радиолокатора появились множественные цели, число которых оценили как 50 машин. Самолёты находились примерно в 132 милях к северу от базы на пеленге 005 градусов. Рядовые Эллиотт и Локард начали спорить — Эллиотт предложил сообщить об этом по телефону в информационный центр, но Локард не хотел поднимать шум. Наконец решено было всё-таки оповестить начальство. Дозвониться удалось лишь через несколько минут. Трубку поднял Джозеф Макдональд, дежурный оператор, единственный человек, находящийся в информационном центре военно-морской базы. Эллиотт сообщил об обнаруженных множественных целях, приближающихся к острову с севера. Тем временем в центр прибыл лейтенант Тайлер. Макдональд передал лейтенанту полученную информацию и предложил поднять тревогу. Однако Тайлер взял трубку и, выслушав сообщение операторов радиолокатора, снисходительно ответил: «Не волнуйся так из-за этого», Как позднее выяснилось, Тайлер посчитал, что радиолокатор засёк группу американских бомбардировщиков В-17, прибытие которых ожидалось.

Незавершённый удар

В 7 часов 48 минут японские бомбардировщики показались над Пёрл-Харбором, и командир эскадрильи передал адмиралу Нагумо условный радиосигнал «Тора! Тора Тора!» (он означал, что атака начинается удачно). Часть японских самолётов обрушилась на аэродромы, на которых, крыло к крылу, стояли сотни истребителей и бомбардировщиков американских ВВС, в то время как основная часть японской воздушной армады нацелилась на стоявшие в порту линкоры. Первыми смертоносный груз выпустили самолёты-торпедоносцы.

Линкор «Оклахома» содрогнулся от взрыва, и тут же в борт гиганта врезались ещё две торпеды, и «Оклахома» начала заваливаться на борт. Ничего не понимавшие матросы, не окончив завтрак, выскакивали на палубу. Но увы — линкор перевернулся за 8 минут, и мало кто на борту успел спастись. Несколько торпед попало в линкор «Западная Виргиния», так что заполненный водой корабль опустился на дно; в месте его стоянки, к счастью, было неглубоко, так что мачты и верхние надстройки корабля остались над водой. Следующей жертвой стал линкор «Калифорния», затонувший после нескольких прямых попаданий. От попаданий в носовую часть начал тонуть линкор «Мериленд». Бронебойная бомба с пикирующего бомбардировщика попала в склад пороховых зарядов для самолётной катапульты линкора «Аризона», что повлекло за собой возгорание пороховых зарядов в погребах главного калибра. В итоге огромный корабль за 2-3 секунды буквально прогорел от носа до кормы. Все, кто был на борту (более 1 тысячи человек), мгновенно погибли.

В результате из восьми американских линкоров, стоявших в Пёрл-Харборе, пять были потоплены и три повреждены. На аэродромах было уничтожено более 300 самолётов. За считаные минуты погибло более 2 тысяч американских моряков; ещё более 1 тысячи было ранено и обожжено. Японские потери были мизерны — 60 человек, 29 самолётов и пять малых подводных лодок.

Когда возвращавшиеся японские самолёты начали опускаться на палубы авианосцев, капитан Минору Генда (разработавший план атаки с воздуха на американский флот) буквально умолял адмирала Нагумо разрешить повторить налёт, чтобы довершить разгром. Ведь американская авиация на Гавайях уничтожена на аэродромах, так что серьёзного сопротивления не предвидится. Ожидая приказа о повторном ударе, механики поспешно готовили самолёты к новому вылету. Однако Нагумо приказал немедленно разворачивать корабли назад — ведь неизвестно, где находятся американские авианосцы (в гавани Пёрл-Харбора их не оказалось), а если они в море где-то неподалёку и нанесут внезапный удар, пока японская авиагруппа громит Гавайи…

В результате Нагумо упустил шанс нанести Америке ещё один мощный удар. Ведь в Пёрл-Харборе оставались важные цели — доки и склады топлива, а также уцелевшие корабли. Если бы эти объекты удалось уничтожить, то база в Пёрл-Харборе вышла бы из строя надолго. Впрочем, это никак не смогло бы предотвратить неизбежный разгром Японии в войне с Америкой.

«Я умру за императора»

Тем не менее японцы праздновали победу. Примерно на девять месяцев японский флот обеспечил себе господство на море. Впрочем, вскоре выяснилось (и Пёрл-Харбор этому способствовал), что линейные корабли перестали быть решающей силой в борьбе на море. Исход начавшейся войны на Тихом океане решили авианосцы и подводные лодки, а они-то как раз от атаки на Пёрл-Харбор не пострадали. Да и потопленные/повреждённые линкоры (кроме «Оклахомы» и «Аризоны») были подняты и снова введены в строй через несколько месяцев. А переориентированная на войну мощная американская промышленность строила новые корабли и самолёты — и против этих армад у Японии не было даже призрачного шанса на успех. Долговременные последствия атаки авианосцев Нагумо были столь плачевны для Японии, что позднее возникла даже конспирологическая версия, будто Пёрл-Харбор был сознательно подстроен американскими политиками, чтобы втянуть США в войну.

В Японии после атаки на Пёрл-Харбор премьер-министр Тодзио в речи, посвящённой объявлению войны, предсказал, что война будет долгой и трудной.

Мицуо Фучида

Капитан 3-го ранга Мицуо Фучида возглавил атаку японской авиации на Пёрл-Харбор. Это был один из немногих участников той атаки, переживший войну. 7 декабря 1941 года в 07:49 он с места штурмана в торпедоносце B5N2 послал свой знаменитый сигнал «Тора! Тора! Тора!», означавший, что японцы достигли полной неожиданности во время атаки. Таким образом, после этих слов пламя Второй мировой войны перекинулось и на Тихий океан.

Aichi D3A

Двухместный цельнометаллический палубный пикирующий бомбардировщик ВМС Японии Второй мировой войны. Разработан в авиационном КБ завода Аити. Условное обозначение ВВС союзников — ВЭЛ. Серийно производился в 1940-1945 гг. как основной пикировщик корабельного базирования ВМС Императорской Японии во Второй мировой войне.

Адмирал Исороку Ямамото

Идею нападения на Пёрл-Харбор выдвинул главнокомандующий японским флотом Исороку Ямамото, который, как это ни парадоксально, был одним из главных противников вступления Японии во Вторую мировую войну. После нападения на Пёрл-Харбор Ямамото произнёс историческую фразу: «Мы разбудили спящего великана и наполнили его страшной решимостью». Президент США Франклин Рузвельт 7 декабря 1941 года сказал: «Этот день войдёте историю как день нашего позора».

Журнал: Война и Отечество №12(53), декабрь 2020 года
Рубрика: Военная катастрофа
Автор: Александр Стела


Метки: война, Вторая мировая война, корабль, Япония, самолёт, Война и Отечество, США, нападение, Пёрл-Харбор, авианосец, Индокитай


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023