Значение Сталинградского сражения сложно переоценить, ведь от его результата зависела не только судьба города, но и весь исход Второй мировой войны. Не удержи советские войска Сталинград, и в войну на стороне Германии могли вступить Турция и Япония. И кто знает, как бы сложилась судьба всего человечества?

Сталинградская битва

Значение Сталинградского сражения в ходе Второй мировой войны

Когда началась Сталинградская битва?

Началом сражения за город на Волге принято считать 17 июля 1942 года, когда немецкая группировка начала летнее наступление против войск Юго-Западного фронта под Харьковом. В истории этот отрезок времени принято называть катастрофой Красной Армии. И для этого есть все основания.

Прорыв советской обороны вызвал не только крушение всего фронта, но и образование ещё одного крупного «котла» — под Миллерово. Всё это привело к тому, что оборона советских войск на южном направлении практически развалилась. Возникла реальная угроза выхода противника не только к Сталинграду, но и на Кавказ. Ставка ВГК была вынуждена срочно направить на Сталинградское направление свежие войска из своего резерва. Однако не надо думать, что отступление советских войск походило на бегство. Нет и ещё раз нет! Части РККА отходили с тяжёлыми оборонительными боями, цепляясь за каждый рубеж обороны, полагая его последним. Именно в это время был издан знаменитый приказ №227, который солдаты назвали «Ни шагу назад!». Ожесточённое сопротивление советских войск не прошло даром. Им удалось сбить наступательный порыв немецких войск и остановить «железный каток» вермахта. И хотя немцы всё равно вышли к Волге, это были уже не те солдаты, которые браво маршировали по мостовым Парижа и других европейских городов.

Нехватка боеприпасов под Сталинградом

Однако поражение летом 1942 года привело к тому, что битва за Сталинград началась в очень сложных условиях. В войсках ощущалась нехватка практически всего, особенно остро стоял вопрос с противотанковой и зенитной артиллерией. Практически все подразделения испытывали недостаток в боеприпасах. Патроны приходилось добывать у павших сослуживцев. А вот стрелковым оружием, вопреки расхожему штампу «одна винтовка на троих», — все солдаты были обеспечены согласно штатному расписанию. Да это и неудивительно. Тут ведь как — кого-то убили, а винтовка осталась. Так что скорее было так — три винтовки на одного, один патрон на троих.

Не менее остро стоял вопрос и с личным составом. На защиту города Ставка вынуждена была бросать свежие части, зачастую состоявшие из молодых необстрелянных бойцов. Кадровых офицеров также не хватало, поэтому значительная часть командиров имела опыта не больше, чем их бойцы. Неудивительно, что в таких условиях советские части несли большие, зачастую неоправданные потери.

Контратаки Красной армии под Сталинградом

Итак, 23 августа 1942 года немецкие части подошли к городу. Однако штурм Сталинграда они смогли начать только 14 сентября, спустя три недели. Все это время они вынуждены были заниматься отражением контратак наших войск. Да-да, в такой сложный момент, в условиях снарядного и патронного голода, испытывая недостаток как в личном составе, так и в тяжёлом вооружении, наша армия уже 3 сентября смогла нанести контрудар силами 1-й Гвардейской армии. Эта неожиданная атака смешала все планы немцев, и вместо штурма им самим пришлось срочно организовывать оборону.

Однако наши войска не собирались давать противнику передышку. Поэтому атаки с северного направления продолжались. Уже через две недели, 18 сентября, наша армия нанесла контрудар такой силы, что немецкое командование вынуждено было вывести часть войск из города для отражения атаки наших войск. Но, как оказалось, фашисты рано радовались. 24 сентября наши части снова перешли в контратаку.

В результате постоянных атак наших войск противник никак не мог собрать в кулак свои силы. Под угрозой прорыва с севера приходилось отвлекать от сражения в городе довольно крупные части, что, безусловно, не могло не сказаться на результате битвы на Волге. Можно уверенно заявить, что именно постоянные контратаки советских войск не позволили противнику скинуть наши войска в реку и взять город.

О чём молчала советская пропаганда

Впрочем, об этом этапе сражения знают лишь те, кто углублённо занимался этим вопросом. К сожалению, советская историография и пропаганда старались предать забвению эту славную страницу нашей военной истории. Дело в том, что у всех наших контратак была одна задача — соединиться с частями, охватывающими Сталинград с юга, чтобы замкнуть кольцо вокруг войск Паулюса. Однако, как мы хорошо знаем, тогда, летом и ранней осенью 1942 года, этим планам не суждено было осуществиться.

Однако потери наши части несли огромные. Например, 241-я и 167-я танковые бригады в тяжёлых боях потеряли более 90% своих машин. Из 98 танков в строю осталось лишь 4. И все потери наши танкисты понесли в течение 30 сентября. Причиной этого была не только умело построенная и глубоко эшелонированная оборона противника, но и отсутствие боевого опыта у большинства наших командиров. Также сказывался тот факт, что части не прошли боевого слаживания. Так, например, наши танки в наступательном порыве не заметили, что пехота отрезана огнём, и выкатились прямо на позиции противотанковой артиллерии немцев. Узнав об этой трагедии, начальник штаба Донского фронта генерал-майор Малинин в сердцах воскликнул, что, если бы ему дали один-единственный обученный пехотный полк, он бы прошёл Сталинград насквозь.

Неудивительно, что после войны мало кто хотел вспоминать об этой горькой странице. А ведь совершенно напрасно. Да, хотя наши контрудары не достигли поставленной цели, они подтачивали боевой механизм вермахта, нарушая его чётко поставленную работу.

Если раньше немецкое командование, планируя свои операции, рисовало огромные стрелы на карте, намечая направления главных ударов, то теперь им пришлось оперировать куда как более скромными величинами. В Сталинграде успехом считался отбитый у противника перекрёсток или занятый полуразрушенный дом. Иногда для того, чтобы отбить или удержать городской квартал, требовалось принести в жертву несколько тысяч солдат. Путь к Волге был буквально усеян телами в серых шинелях, которые так никогда и не вернулись в свой родной фатерланд. Неудивительно, что боевой дух немецких войск таял буквально на глазах.

Последнюю попытку взять Сталинград Паулюс предпринял 11 ноября. Его войскам удалось захватить южную часть завода «Баррикада» и 500-метровый участок волжского берега. После этого немцы окончательно выдохлись, и бои перешли в позиционную стадию. В этот момент советское командование решило, что настало время перехватить инициативу у противника.

Уличные бои на Волге

К этому времени основная тяжесть сражения перенеслась в городскую черту, где в бескомпромиссных уличных боях были перемолоты лучшие части фельдмаршала Паулюса. Те из немецких солдат, что пережили Сталинградскую битву, в своих письмах и воспоминаниях называли то время не иначе как кровавым адом. Несмотря на то что это были закалённые в боях профессионалы, на улицах города на Волге им пришлось нелегко. Здесь они увидели другую войну. Войну на уничтожение, в которой приходилось сражаться буквально за каждый дом.

Операция Уран

13 ноября Ставка утвердила план окружения Сталинградской группировки противника, получивший название операция «Уран». Согласно плану, предполагалось ударами с севера (на Дону) и юга (район Сарпинских озёр) прорвать оборону и охватить силы противника в городе. Направления ударов были выбраны не случайно, ведь на этих участках оборонялись не немецкие войска, а их союзники — итальянские и румынские фашисты. А эти части не отличались стойкостью в обороне.

Операция началась 19 ноября. После мощной артподготовки в наступление перешли войска Юго-Западного и Донского фронтов, а 20 ноября — войска Сталинградского фронта. Румынские войска, не выдержав натиска, обратились в бегство. Утром 23 ноября войска Сталинградского фронта взяли Калач-на-Дону, в тот же день части 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта и 4-го механизированного корпуса Сталинградского фронта встретились в районе хутора Советский. Кольцо окружения было замкнуто.

Однако, несмотря на этот успех Красной Армии, войска Паулюса не собирались сдаваться без боя, тем более что сам фельдмаршал получил категорический приказ от Гитлера — держаться до последнего солдата. Поэтому советское командование начало разработку операции по уничтожению окружённой группировки, получившей название «Кольцо».

Операция Кольцо по окружению армии Паулюса

Реализация плана операции «Кольцо» была поручена войскам Донского фронта. 8 января 1943 года командующему 6-й армии генералу Паулюсу был предъявлен ультиматум: если немецкие войска не сложат оружие к 10 часам 9 января, то все находящиеся в окружении будут уничтожены. Паулюс ультиматум проигнорировал. 10 января после мощной артподготовки войска Донского фронта перешли в наступление, главный удар наносила 65-я армия генерал-лейтенанта П.И. Батова. 22 января был взят последний аэродром, через который осуществлялась связь 6-й армии с внешним миром.

26 января в районе Мамаева кургана соединились наступавшие навстречу друг другу войска 62-й и 65-й армий. Сталинградская группировка немцев была рассечена на две части, которые в соответствии с планом операции должны были быть уничтожены по отдельности. 31 января капитулировала южная группа, вместе с которой сдался и Паулюс, произведённый 30 января в генерал-фельдмаршалы. 2 февраля сложила оружие северная группа, которой командовал генерал К. Штрекер. На этом Сталинградская битва завершилась. В плен было взято 24 генерала, 2500 офицеров, более 91 тыс. солдат, захвачено более 7 тыс. орудий и миномётов, 744 самолёта, 166 танков, 261 бронемашина, более 80 тыс. автомобилей и др. В результате победы Красной Армии в Сталинградской битве ей удалось перехватить у противника стратегическую инициативу, что создало предпосылки для подготовки нового широкомасштабного наступления и в перспективе полного разгрома агрессора. Битва стала началом коренного перелома в войне, а также способствовала укреплению международного авторитета СССР. Кроме того, столь серьёзное поражение подорвало авторитет Германии и её вооружённых сил и способствовало усилению сопротивления со стороны порабощённых народов Европы.

Внук Бисмарка стал антифашистом

К лету 1942 года относится и один интересный факт. 30 августа над деревней Сарептой был сбит немецкий истребитель «Мессершмитт 109». Пилот умудрился посадить самолёт «на брюхо» в чистом поле и попал в плен. Каково же было удивление допрашивающего его особиста, когда выяснилось, что в плен попал известный ас из эскадры JG 3 «Удет» граф Генрих фон Айнзидель, который по совместительству приходился правнуком знаменитому «железному канцлеру» Отто фон Бисмарку. Впрочем, надо отдать должное Генриху, он вовсе не разделял воззрений нацистов, а на войну пошёл, будучи твёрдо уверенным в том, что большевистский СССР угрожает благополучию его родной Германии. Однако, познакомившись с Советским Союзом поближе, граф пересмотрел свои взгляды на происходящее. И 1944 год он уже встретил убеждённым антифашистом. Вот такие вот «чудеса» могут произойти на войне.

Журнал: Война и Отечество №2, февраль 2019 года
Рубрика: Фронты Второй мировой
Автор: Евгений Попов




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, война, Великая отечественная война, сражение, Война и Отечество, штурм, Волга, 1943, битва, Сталинградская битва, Сталинград, Паулюс, 1942, Малинин


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022