Зоопарк во время войны

В советских художественных фильмах, показывающих штурм Берлина частями РККА в апреле 1945 года, обязательно есть эпизод: советские солдаты спасают питомцев Берлинского зоопарка, а после окончания боёв раненых зверей принимают на довольствие и лечат в армейских лазаретах раненых зверей. Но так было не всегда.

Фото: зоопарк во время войны, интересные факты

Раненый бегемот

Зоопарку, находившемуся в столице Восточной Пруссии — Кёнигсберге, в апреле 1945-го пришлось несладко. Бои шли непосредственно на его территории, между вольерами и клетками. Животные становились жертвами случайных пуль, а хищников порой убивали на всякий случай, в целях самозащиты. В результате из всех питомцев зоопарка после боёв уцелели всего четверо: лань, осел, барсук и раненый семь раз (!) бегемот Ганс. Вот их-то и спасли наши солдаты. Раненого бегемота, например, ежедневно отпаивали четырьмя литрами водки. Между прочим, многие погибшие звери были питомцами советских зоопарков и зоосадов, увезенными немцами. Впрочем, солдаты этого знать не могли.

Живые трофеи

К лету 1941 года в каждой столице союзной республики в СССР был свой зоопарк, почти в каждом областном центре имелся зоосад или питомник. С началом войны всем стало не до них. В самом деле, кого в первую очередь следовало вывозить в тыл — раненых и детей или обезьян и крокодилов? А между тем многие виды животных были весьма ценными трофеями, и гитлеровцы спешили вывезти их в зоопарки Берлина и Кёнигсберга.
Части вермахта заняли Гродно на третий день войны. В числе пленных оказались более 400 питомцев главного зоопарка Белорусской ССР. Это были леопарды, львы, зебры, редкие птицы, обезьяны. Оккупанты мгновенно оценили добычу — уже к концу июня 1941 года все звери и птицы были вывезены, в зоопарк Кёнигсберга.

Киев

О подвиге сотрудников блокадного Ленинградского зоопарка, спасавших животных в лютую стужу и голод, знают все. А вот историю обитателей Киевского зоопарка, встретивших оккупацию в сентябре 1941 года, вспоминают редко. Вплоть до осени 1941 года командование Юго-Западного фронта убеждало киевлян, что столицу Украины врагу не сдадут. А когда поняли, что в город все же войдут немцы, всем стало не до зоопарка. Да и как прикажете эвакуировать бегемота под бомбёжкой? В Управлении НКВД решили: всех животных, чтобы не достались врагу, пристрелить. Но выполнить приказ не успели. И уже через неделю все животные и птицы были вывезены в зоопарк Восточной Пруссии.

Харьков

Советские войска оставили Харьков в октябре 1941 года. На этот раз в управлении НКВД решили не уничтожать перед отступлением 115 зверей и птиц, а также 23 редких вида рыб. Наоборот, зоопарку даже оставили корма для питомцев. Почти два года, до августа 1943-го, Харьковский зоопарк работал, принимал посетителей в условиях оккупации. 14 августа 1943 года, за неделю до освобождения Харькова, гитлеровцы уничтожили леопарда, трёх медведей, — девять львов, двух слонов, пять крокодилов, верблюда и двух орлов. Тех, кого можно было съесть (гуси, лебеди, фазаны, крупные рыбы), фашисты съели. На остальных немецкие офицеры устроили прифронтовое сафари. Советские бойцы, ворвавшиеся на территорию зоопарка, обнаружили в числе прочих убитых животных 26 обезьян.

Одесса

Когда в октябре 1941-го советские войска покидали Одессу, эвакуировать 30 видов млекопитающих, множество птиц и крокодила не смогли. И городской зоопарк исправно принимал посетителей весь период оккупации. Союзники гитлеровцев румыны убивать зверей не стали, хотя содержание и лечение животных взять на себя не пожелали. В апреле 1944 года при отступлении румыны решили перевезти в Бухарест самых крупных зверей — тура и крокодила. Животных поместили в грузовик и повезли к вокзалу. Возили до тех пор, пока вдали не показались советские танки. Словом, одесситы и тур — остались в Одессе.

Знаете ли вы что…

У входа в Сухумский питомник стоит памятник обезьяне с надписью: «Полиомиелит, тиф, оспа, гепатит и другие болезни изучены с помощью опытов на обезьянах».

Сухумский питомник

Казалось бы, человечество должно учиться на собственной трагической истории. Ничего подобного!
В 1927 году в субтропическом Сухуми был создан питомник обезьян — не специализированный зоопарк приматов, а научный центр мирового значения. Стоит только сказать, что мартышки именно из Сухумского обезьянника стали первыми советскими космонавтами, выйдя на орбиту Земли ещё до старта Юрия Гагарина.
К декабрю 1991 года в экспериментальном питомнике насчитывалось более 7000 приматов. А в августе 1992 года на территории Абхазии началась война. Ветераны питомника вспоминали её страшные события.
Город Сухуми и территорию питомника обстреливала грузинская артиллерия, бомбила авиация. Правда, целенаправленно в «парк мартышек» онине метили, но перестал работать водопровод, не стало света. Некому и не на чем было подвезти корма. Часть мужчин — сотрудников питомника ушли на фронт, а женщины не могли выполнять их обязанности. Не каждая решится, например, сделать укол заболевшему самцу павиана или гамадрила. Да и лекарства закончились, лечить обезьян было нечем. Тысячи голодных, больных, перепуганных зверей кричали, мечась в вольерах. У сотрудниц не выдерживали нервы — дома у них голодали и плакали свои дети. Но и обезьянки за годы работы стали для них почти родными. И когда в город входила национальная гвардия Грузии, сотрудницы приняли отчаянное решение: открыли вольеры и клетки и выпустили своих подопечных на волю. Лишь самых маленьких приматов, у которых погибли родители, женщины взяли в свои семьи.
Стаи голодных обезьян опустошали окрестные поля и сады. При этом они подрывались на многочисленных минах-ловушках, обильно рассыпанных по округе. Даже у бывалых вояк наворачивались слезы, когда они видели несчастных животных с оторванными взрывом лапками.
А потом наступили холода, не такие, как в Ленинграде, конечно, но для голодных и бездомных беспризорных обезьян и ночные заморозки при минус 5 градусах по Цельсию были убийственны.
В информационно-историческом буклете научного Института медицинской приматологии напечатано короткое сообщение: «В 1992 году в период грузино-абхазского конфликта многие научные сотрудники Сухумского института были вынуждены покинуть Сухуми и переехать в Адлер, где на базе филиала был воссоздан Институт при РАМН». Люди — научные сотрудники переехали. Их питомцы, почти все, пропали на той маленькой жестокой войне. Почти 7000 погибших обезьянок — её невинные жертвы.

Журнал: Тайны 20-го века №28, июнь 2019 года
Рубрика: Жестокий мир
Автор: Александр Смирнов

Метки: война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, смерть, Вторая мировая война, животные, звери, зоопарк, отступление





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —