Багира

Суббота, 11 17th

Последнее обновлениеПт, 16 Нояб 2018 5am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Эти слова, вынесенные в заголовок, могли бы послужить девизом разработчиков биологического оружия в разных странах мира. Долгие годы все материалы по этой теме проходили под грифом «секретно». Сравнительно недавно приоткрылась завеса тайны и стали доступны некоторые архивные документы, монографии, а также свидетельства очевидцев…

Чума на ваши головы

Журнал: Секретные архивы №3, март 2018 года
Рубрика: Без права публикации
Автор: Владимир Владимиров

Ответ империалистам

Фото: биологическое оружиеПрименение биологического оружия имеет богатую историю. Доподлинно известно, что в 1518 году испанский конкистадор Эрнан Кортес намеренно заразил племя ацтеков оспой. В результате половина аборигенов вымерла, о чём Кортес с гордостью доложил испанскому королю.
В 1741 году британцы, принимавшие участие в военных кампаниях в Мексике и Перу, были заражены жёлтой лихорадкой, потеряв 80 процентов личного состава. Отметился и британский генерал Джеффри Амхерст, который в 1763 году сделал широкий жест и подарил американским индейцам тысячи одеял, которые ранее использовались для укрывания больных оспой, что стало причиной эпидемии среди индейцев, унёсшей множество жизней.
Женевский протокол 1925 года о запрещении применения биологического оружия не остановил его разработки в разных странах мира. Естественно, что и молодая Советская республика не могла остаться в стороне и привлекла для создания эффективных средств биологической войны своих лучших учёных.
В 1926 году начинает активную работу Военно-химическое управление по созданию средств биологического оружия.
«Это будет нашим ответом агрессивным империалистическим державам, которые лелеют надежду задушить молодую республику и не прочь в любой момент применить смертельно опасные бактерии против советских людей!» — такие слова Сталина послужили импульсом для начала напряжённых исследований, о результатах которых вождь регулярно получал развёрнутые докладные записки.

Мыши и кролики

С 1923 года вопросы создания биологического оружия курировал видный большевистский руководитель Иосиф Уншлихт.
В столице была создана специальная лаборатория под руководством профессора А.Н. Гинзбурга, которая занималась изучением поражающей способности бактерий сибирской язвы. В результате исследований удалось значительно повысить вирулентность бактерий, что подтвердили испытания на мелких грызунах. Как было установлено, «они погибали через 22-24 часа после нанесения на кожу спороносного бульона». Вскоре были проведены испытания и на более крупных животных (кошки, кролики, бараны) — также «с положительным результатом».
В подмосковном посёлке Перхушково биологи и химики разрабатывали средства эффективной защиты от биологических атак. По указанию Сталина, секретные фирмы появились в Ленинграде, Свердловске, Курске, Суздале, Степногорске.
В 1933 году на уединённом островке в Аральском море была развёрнуто учреждение, официально занимавшееся получением вакцины от ящура. На самом деле его сотрудники разрабатывали эффективные виды биологического оружия.

Эффективный прорыв

Однако, несмотря на усиленный интерес Иосифа Виссарионовича к проблеме биологического оружия, исследования шли трудно. Лишь в 1934 году руководитель военно-химического управления Яков Фишман доложил наркому обороны СССР Клименту Ворошилову, что оружие под кодовым названием «вещество 49» на основе сибирской язвы готово и может быть использовано армией. А создание более расширенного спектра биологического оружия завершилось только к 1940 году.
По данным известного химика и писателя Льва Фёдорова, посвятившего изучению создания биологического оружия в СССР целый ряд статей и монографий, эффективность данного вида оружия к тому времени была подтверждена многочисленными испытаниями как на животных, так и на людях — заключённых тюрем и лагерей.
Появились и печально известные шарашки, где фактически за пайку работали известные учёные, обвиненные по различным статьям. В 30-е годы были арестованы специалисты, занимавшиеся исследованиями чумы, холеры и туляремии. В числе арестованных оказались микробиологи Алевтина Вольферц, Дмитрий Голов, Иван Рогов, Сергей Суворов и десятки других профессионалов. Им предъявляли разнообразные обвинения (шпионаж, саботаж, вредительство), но вместо лагерей разместили осуждённых в расположенном в Суздале секретном учреждении, коллектив которого вёл разработку наступательного и оборонительного бактериологического оружия. Принципиальный прорыв в его создании произошёл, когда в 1939 году Главное военно-санитарное управление возглавил генерал Ефим Смирнов. К началу Второй мировой войны в СССР были созданы многие виды бактериологического оружия. Смирнов укрепил кадрами Научно-исследовательский институт эпидемиологии и гигиены (НИИЭГ), который с началом Великой Отечественной войны переехал в Киров.

Грызуны побежали не в ту сторону

Вспышку туляремии в гитлеровских войсках, наступавших в 1942 году на Сталинград, компетентные эксперты склонны объяснять применением биологического оружия. В результате наступление было приостановлено. Но затем вспышка перекинулась на советские войска, причиной чего стала миграция в сторону наших позиций заражённых грызунов. Маршал авиации Сергей Руденко писал в своей книге «Крылья победы»: «Десять дней, предшествовавшие контрнаступлению, оказались драматическими для 16-й воздушной армии. В первой половине ноября нас предупредили о нашествии мышей. К тому же грызуны оказались больны туляремией. Больше всего не повезло штабу армии. Проникая в дома, мыши заражали продукты и воду, заболевали люди…Вскоре заболели мои заместители, потом слегли связисты и медики. Болезнь у всех протекала тяжело, с высокой температурой. Были даже два смертельных случая. В строю оставались только двое: я и подполковник Носков из оперативного отдела. Связался с Москвой и попросил прислать нового начальника штаба. Ведь срок операции уже приближался…».

Закрытая зона

После победы в Великой Отечественной войне разработки биологического оружия в СССР продолжились и сконцентрировались на создании средств аэрозольного вида. Было признано, что именно аэрозоли станут самыми эффективными в случае начала биологической войны. Лев Фёдоров приводит высказывание генерала В.И. Евстигнеева: «По нашему мнению, самым надёжным способом распространения возбудителей инфекционных заболеваний будет создание аэрозоля, несущего в каждой своей частице возбудитель инфекционного заболевания. Человек, вдыхая такой воздух, сразу же заражается».
Согласно этой концепции, заражению подлежит живая сила вероятного противника, расположенная на открытой местности и в негерметичных помещениях. Предполагалось, что перевод биологических элементов в аэрозоли будет достигнут с помощью взрывов, для чего усиленными темпами разрабатывались специальные снаряды и бомбы. Велась подготовка личного состава для обслуживания такой спецтехники.
Данные разработки сосредоточились в закрытой зоне на острове Возрождения в Аральском море, получившей название Аральск-7. Продолжилось и применение авиации, которая распыляла новые виды «боевых штаммов» — от сибирской язвы и холеры до бубонной чумы.
В качестве подопытных использовались овцы и даже приматы, так как их дыхательная система была сходна с человеческой. К сожалению, не обошлось и без человеческих жертв. В 1971 году внезапный порыв ветра снёс заражённое облако в Аральское море. В результате погибло почти полсотни человек с исследовательского судна.

О чём рассказал перебежчик?

В годы перестройки секретности отечественных разработок биологического оружия был нанесён существенный удар.
В 1989 году во Франции попросил политического убежища директор Института особо чистых биопрепаратов (Санкт-Петербург) Владимир Пасечник. Естественно, что он сразу же попал в руки опытных сотрудников западных разведок, которые выкачали из него всю информацию. Перебежчик рассказал, что его предприятие занималось разработками биологического оружия. Для оценки огромного объёма информации, переданной западным спецслужбам предателем, была даже создана специальная комиссия из компетентных американских и британских учёных, офицеров разведки и аналитиков. Один из них — Джон Коулмен — назвал информацию «потрясающей» и заявил:
— Мы поняли, что Горбачёв лгал Западу, когда утверждал, что у СССР нет и не было наступательной программы биологического оружия!
Считается, что после распада СССР все разработки биологического оружия в нашей стране были свёрнуты, а секретные лаборатории закрыты.
Согласно официальным данным, сегодня Россия не обладает бактериологическим оружием. В 1992 году президент Ельцин издал указ, согласно которому в нашей стране не допускаются разработка и — выполнение биологических программ в области вооружения.
В 1997 году для проведения инспекции в Россию прибыли американские учёные и военные, которые сделали вывод: лабораторий по созданию биологического оружия в нашей стране больше не существует, а опасные могильники надёжно законсервированы.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:

Твиттер
Google+