Массовое использование химического оружия в боевых — действиях большого масштаба началось ещё в XIX веке. Своего же апогея применение ядовитых и удушающих газов достигло во время Первой мировой войны: пострадало порядка 1,3 млн. человек. Но именно после её окончания встал вопрос об уничтожении этого оружия. И есть все основания считать, что новаторами в решении этого вопроса стали специалисты только-только зарождающегося Советского государства.

Первое уничтожение химоружия в СССР

Как в СССР началось уничтожение химического оружия?

Богатое наследство

3марта 1918 года в городе Брест-Литовске был подписан сепаратный мирный договор. Именно после его заключения в Главном артиллерийском управлении при Генштабе, которое было расформировано и переведено в ведение Народного комиссариата по военным делам и Высшего Совета народного хозяйства лишь в конце 1918 года, стали подниматься вопросы о сохранности и безопасности химического оружия. В наследство от рухнувшей Российской империи Советской России достался очень приличный запас химического оружия, который был заготовлен Химическим комитетом при ГАУ во время войны. Из архивных данных известно, что на различных складах находилось около 400000 химических снарядов различного калибра. Кроме того, оставались внушительные запасы (порядка 60000 пудов) хлора, фосгена и их смеси, которые хранились в баллонах русского и английского производства.

Химическая гонка

Ели обратиться к истории вопроса, то именно широкое применение Германией на фронтах Первой мировой войны отравляющих газов подтолкнуло и наше командование вступить в своеобразную гонку химических вооружений. России пришлось налаживать производство химического оружия буквально с нуля. Ведь, например, жидкий хлор до войны попадал в Россию только из-за границы. В результате переоборудованные заводы в Самаре, Саратове, под Вяткой и на Донбассе начали поставлять этот газ для нужд армии. Кроме того, военное руководство планировало организовать большие химические заводы в Финляндии, ведь именно там находилась промышленная база для подобного производства, но бюрократия погубила это намерение, и «военно-химические заводы» в Суоми так и не были построены.

Новые цели

Итак, на повестке дня (после выхода России из Мировой войны) неожиданно встал важный вопрос: что же со всем этим добром теперь делать? Ведь главная опасность заключалась в том, что условия хранения и снарядов, и баллонов, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Если вновь обратиться к архивам, то можно узнать мнение комиссии, осматривавшей Центральный склад и артсклады: «… отдел склада не имеет помещений для хранения баллонов. Баллоны лежат большими кучами под прогнившими и протекающими навесами.
Зимнее время под навесы набивается снег, в каковом и лежат баллоны. …слой ржавчины 3-4 мм…».
Члены комиссии обнаружили, что баллоны и снаряды дают серьёзную утечку газов, которая может привести к более чем печальным последствиям. Сначала было высказано предложение уничтожить все эти запасы целиком. Логика этой инициативы была понятна: жители, проживающие в местностях, находящихся недалеко от складов, подвергаются серьёзной опасности. Но с другой стороны — в случае воплощения этого плана уничтожалось народное достояние, затраченное на изготовление удушающих газов. В результате было принято решение о проведении пробных ликвидации.
В апреле 1918 года Лев Троцкий доложил, что через Совет народных комиссаров проведено решение об установлении единого типа советского военно-административного учреждения, иными словами — комиссариата по военным делам. Были созданы коллегии из трёх человек: военспеца с соответствующими знаниями и опытом, а также двух комиссаров по военным делам. И уже в мае было официально оформлено дело об эвакуации взрывчатых веществ и снарядов.

Мастер на все руки

Молодое Советское государство активно привлекало на свою сторону военных специалистов, готовых послужить на благо своей родины. Вот так одним из них и стал профессор Николай Александрович Шилов. Военного опыта Шилову было не занимать: в 1915-1917 годах, будучи физико-химиком, он трудился на фронте, участвуя в испытаниях противогаза Зелинского-Кумманта. «Теперь немецкие газы нам не страшны!» — не скрывали своей радости солдаты и офицеры после учебных испытаний этого противозащитного средства. Его внедрение и использование позволило значительно снизить наши потери на полях Первой мировой.
Именно Шилов руководил организацией передвижных (на базе железнодорожных составов) лабораторий, в которых проводили проверку противогазов, изучали особенности их эксплуатации, а также обучали личный состав. Но это ещё далеко не все: он разработал систему обучения солдат приёмам противохимической защиты, а также аппарат для удобного и равномерного распыления удушающих газов. После Великой Октябрьской социалистической революции Шилов остался в России. Молодая советская власть закрыла глаза даже на его дружбу с сыном Александра III, великим князем Михаилом Романовым, и дала добро на продолжение преподавательской и научной работы.
Сразу следует отметить, что профессору Шилову было поручено не массовое уничтожение химического оружия, а выработка определённых технологий и обучение кадров. Шилов должен был показать молодым специалистам приёмы уничтожения взрывчатых веществ и удушливых снарядов. Когда же эти молодые сотрудники наберутся опыта, их должны были поставить на особый учёт. Это обязывало их быть готовыми в любой час дня и ночи оказать всяческую помощь в случае принятия решения о массовой ликвидации складов.
Также Шилов занимался некоторыми опытами, намеченными Химической секцией, а также прорабатывал в практической плоскости вопросы, связанные с ликвидацией складов. Именно он проводил осмотр местностей, прилегающих к складам, выбирал место для сожжения нитропродуктов и подрыва снарядов. Кроме того, он занимался подготовкой постройки необходимых при работе блиндажей и был задействован в работе с подвозом оружия от склада к выбранному месту уничтожения.
Испытания было решено проводить на небольшом полигоне у станции Лианозово (Савёловская железная дорога). Именно там начали пробовать разные способы уничтожения химического оружия. Профессиональный военный сапёр Иосиф Иосифович Свирщевский стал главным помощником Шилова в решении поставленной перед ним задачи. Кроме того, он пригласил двух своих дипломников по Московскому коммерческому институту.

Дело сделано

В первый день лета 1918 года профессор Н.А. Шилов представил итоговый доклад по проделанной им и его товарищами работе. Основной вывод доклада заключался в том, что обычные снаряды удобнее подрывать близ места их хранения, непосредственно возле складов.
Также было отмечена необходимость заранее подвозить необходимое количество пикриновой кислоты. Совсем другое дело — это уничтожение снарядов с удушающими газами. Эти мероприятия, был уверен Шилов, следует проводить на большом расстоянии от жилых помещений. Специалисты должны работать в противогазах. Перед началом каждой операции близлежащую местность необходимо оцепить.
Создатель системы противогазовой защиты армии и гражданской обороны скончался в 1930 году.

Журнал: Неизвестный СССР №6(18), май 2021 года
Рубрика: На обратной стороне
Автор: Константин Семёнов

Метки: СССР, война, оружие, Война и Отечество, технология, химия, Неизвестный СССР




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-