Остров Возрождения — эксперименты в Аральском море

Остров Возрождения в Аральском море долгое время был одним из самых страшных мест на Земле. Почти 50 лет советские военные испытывали там бактериологическое оружие, а в 1992 году неожиданно оставили городок, лабораторный комплекс и могильники на произвол судьбы. Так что теперь тонны опаснейших биологических отходов погребены в сердце пустыни Аккум, образовавшейся на месте высохшего моря.

Остров Возрождения — эксперименты в Аральском море

Мёртвое море

Аральское море было исследовано в середине XIX века экспедицией Алексея Бутакова. Он и открыл несколько островов: Барсакельмес, Каскакулан и Возрождения, который сначала был назван в честь Николая I. Он не имел казахского названия, потому что образовался только в XVI веке из-за обмеления моря.
Изменение размеров Арала не раз фиксировалось в истории. Например, по дну моря примерно тысячу лет назад проходила армия хорезмшахов, которая по дороге останавливалась в крупных процветающих городах. После нынешнего обмеления археологи тоже нашли на бывшем морском дне остатки древних поселений и мавзолей Кердери, 800 лет находившийся на глубине 20 метров.
Происходило это всё от того, что реки, питающие Арал, неоднократно меняли свои русла и несли воду то в Каспий, то в Сарыкамыш. В такие периоды Арал отступал, но потом возвращался в свои границы. В основном его питали Амударья и Сырдарья. Их усилий вполне хватало для того, чтобы поддерживать море в стабильном состоянии. К 1960 году оно занимало 68 тысяч квадратных километров, имело максимальную глубину 71 метр, в его водах водилось 36 видов рыбы, из них 20 имели промысловое значение. Арал определял не только климат региона, но и его экономику. По его берегам располагалось 10 консервных заводов, 2 комбината и более 65 рыбоприемных пунктов.
Но с 1960-х годов море начало мелеть. Сначала вода отступала медленно, потом всё быстрее и быстрее. В последние 15 лет процесс пошёл стремительно, и Аральского моря теперь не существует. Благодаря усилиям казахстанского правительства удалось лишь сохранить его северную часть, которую питает Сырдарья. А вот воды Амударьи используются в оросительной системе и Каракумском канале.
Именно с 1960 года стала быстро расти площадь орошаемых земель, что в конечном счёте и погубило Арал. В начале 1960-х годов в море поступало около 60 кубических километров воды в год, в начале 1970-х — уже около 40, в начале 1980-х — около 15; в середине 1980-х годов этот показатель упал до кубокилометра, а в 1990-е стабилизировался на отметке около 5 кубических километров в год.
В 1989 году море распалось на два отдельных водоёма, в южной части из-за повышения солености воды погибла вся рыба. Десять лет назад площадь моря составляла около четверти от первоначальной, а объём воды — не более 10 процентов. Теперь не осталось и этого.
На месте моря возникла ядовитая пустыня. Десятилетиями Амударья и Сырдарья вместе с водой несли в Арал остатки химикатов и удобрений с полей, и они оседали на дне моря. В общем, картина безрадостная и страшная. Кстати, специалисты считают, что на этот раз Аральское море не восстановится.

Секретная лаборатория

Но есть в истории гибели Арала куда более страшное обстоятельство, нежели песчаные бури и кладбища брошенных кораблей. Речь об острове Возрождения, вернее о страшных тайнах, которые скрыты в расположенных там могильниках. Впервые военные ступили на эту землю в 1942 году. Они присматривали место для эвакуации 52-й полевой научно-исследовательской лаборатории, а попросту говоря, войсковой части, которая занималась испытанием бактериологического оружия. Довольно большой (216 квадратных километров) и труднодоступный остров показался подходящим местом. Рыбзавод закрыли, немногочисленных местных жителей переселили, и с тех пор остров Возрождения стал совершенно секретной территорией.
В короткие сроки там возвели внушительных размеров военный городок, лабораторные корпуса, крематорий для уничтожения биоотходов и даже взлётно-посадочную полосу. А вот для охотников и рыбаков он теперь был закрыт, хотя объяснить причины такого решения никто не удосужился.
Обычно жертвами военных становились специально завезённые на полигон обезьяны и прочие лабораторные животные. Но довольно часто под удар смертоносного облака попадали стада сайгаков, которые во множестве водились в Приаралье и на островах. После каждого «эксперимента» тысячи солдат отправлялись на зачистку территории. Степь обрабатывали лизолом (возбудитель чумы под воздействием этого препарата погибает в течение 1,5-2 часов), а трупы животных собирали и отправляли в биологическую печь. Образцы тканей мёртвых животных доставляли в лаборатории по всему СССР. За 50 лет на острове Возрождения успели поработать с возбудителями самых опасных болезней: чумы, натуральной оспы, бруцеллёза, сибирской язвы, многих других. Чем опаснее и смертоноснее был вирус, тем быстрее он попадал в лабораторию. В конце 1970-х годов советские разведчики даже умудрились выкрасть в США возбудитель открытого в 1976 году легионеллеза — достаточно тяжёлой, но излечимой болезни.

Случайные жертвы

Но меры предосторожности помогали далеко не всегда. Так, в 1972 году по вине военных погибли шестеро рыбаков. На Арале часто штормило, и начальство разрешало местным жителям пользоваться для укрытия одним из заливчиков на острове Возрождения. Рыбаки же, не представлявшие истинной опасности этих мест, приплывали туда и в хорошую погоду. Однажды случайный порыв ветра снёс в сторону облако, образовавшееся после распыления возбудителя чумы. Оно накрыло две лодки, и все шесть рыбаков умерли через несколько часов, даже не успев высадиться на берег. Распространения эпидемии удалось избежать только потому, что на лодки с мертвецами случайно наткнулся военный катер.
В других случаях бывало хуже. Местные жители утверждают, что вспышки чумы в приаральских селениях случались неоднократно и унесли не один десяток жизней. Официальная медицина всё сваливала на то, что бассейн Аральского моря всегда являлся мощнейшим природным очагом распространения чумной палочки. Однако в регионе были отмечены и случаи заболевания сибирской язвой, не характерной для этих мест.
Помнят старожилы Аральска и странные карантины в воинских частях, расположенных в этом городе, и неожиданные изъятия из местных магазинов целых партий экзотических фруктов.
С этим, кстати, связана отдельная история. В 1980-е годы за бананами и апельсинами даже в Москве выстраивались огромные очереди, а в приаральских городах на прилавках можно было найти не только эти фрукты, но и киви, ананасы, кокосы. Дело в том, что сотни лабораторных приматов, на которых испытывали бактериологическое оружие, кормили свежайшими тропическими фруктами. Доставляли их в огромных количествах самолётами прямо на остров Возрождения.
Как только товар начинал хоть немного портиться, его переправляли в тот же Аральск и сдавали в магазины. Немногие посвящённые в тайны острова шутили, что несчастные мартышки, приговорённые к смерти, являются едва ли не счастливейшими обитателями этих мест, так как их кормят фруктами, о существовании которых многие советские люди даже не подозревали. Возможно, некоторые партии растительных деликатесов вызывали сомнения с точки зрения эпидемиологической безопасности, и их спешно приходилось изымать.

По словам очевидцев

Однако есть свидетельства того, что лабораторные животные и дикие сайгаки были не единственными подопытными на острове Возрождения. Там производились и опыты над людьми. Это были осуждённые на длительные сроки преступники, что, впрочем, сути дела не меняет.
Заключённых набирали по разным лагерям СССР и тайно доставляли на остров. Как их там использовали — неизвестно. Немногие выжившие возвращались в обычные зоны и могли рассчитывать на условно-досрочное освобождение.
В 1992 году всё неожиданно прекратилось. Военные оставили остров Возрождения в считанные дни — обитатели ближайших поселений говорят, что заметили их исчезновение лишь потому, что перестали прилетать тяжёлые транспортные самолёты. Ещё год или два все боялись приближаться к страшным местам. Но смельчаки всё равно нашлись.
Они обнаружили, что на острове всё осталось на своих местах: дорогостоящая военная и строительная техника, городок на несколько тысяч человек, в жилых помещениях — нетронутая мебель, посуда, вещи, даже телевизоры. Двери в лабораторные помещения оказались наглухо заваренными, оборудование было аккуратно демонтировано.
Власти Узбекистана, которому теперь принадлежит территория бывшего острова Возрождения, обратились к военным экспертам США с просьбой проверить брошенный городок на предмет бактериологической угрозы. В 2001 году там побывала внушительная делегация. Брали пробы грунта, обнаружили могильники с биоотходами и несколько десятков стальных цистерн, захороненных на территории. Эксперты считают, что в них находятся смертельно опасные материалы, которые и создавались в лаборатории.
Между прочим, после обследования базы американцы подтвердили, что косвенные улики указывают на то, что там действительно ставили опыты над людьми. Например, при лабораториях есть жилые боксы тюремного типа. Впрочем, американцы уверили местные власти, что особой угрозы остров Возрождения не несёт, и вскоре туда хлынули сотни мародёров. Тогда бывший полигон ещё был окружён водой, но всё ценное очень быстро растащили, оставив лишь голые стены.
Так и осталось загадкой, почему военные столь внезапно бросили базу со всем имуществом, а не законсервировали её. Возможно, произошла утечка опасных биологических материалов, а может быть, у министерства обороны просто закончились деньги. Теперь это не так уж и важно. Хуже другое. Полигон и лаборатория, где производилось бактериологическое оружие, теперь находятся не на острове, а в самом сердце пустыни. А она, в свою очередь, расположена посреди мощнейшего природного очага распространения чумной палочки. И если местные грызуны доберутся когда-нибудь до захороненных отходов, то последствия этого предсказать невозможно.

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2013 года
Рубрика: Точка на карте
Автор: Борис Шаров

Метки: Тайны 20 века, остров, болезнь, оружие, биология, море, эксперимент, вирусы, Аральское море





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —